Суббота , Август 24 2019
Главная / Государство / Из чиновников в олигархи

Из чиновников в олигархи

Из чиновников в олигархи

Коррупция — главный сдерживающий фактор любого развития. Это знают все. Если чиновник, имея в руках миллиарды бюджетных средств и неограниченный административный ресурс, направляет все силы не на решение реальных проблем, а лишь на личное обогащение, ни о какой пользе стране речь идти не может. И этот факт раз за разом доказывает МСХ РК, завсегдатай рейтингов наиболее вороватых госструктур. Результат такой работы — проваленные программы, нереализованные поручения Елбасы, растраченные впустую  огромные средства из госказны.

Асылжан Мамытбеков был назначен министром сельского хозяйства Казахстана 11 апреля 2011 года. В должности он сменил Ахылбека Куришбаева и стал 13-м главой аграрного ведомства в истории страны. Несчастливая цифра? Да, но несчастливая она для крестьян Казахстана, а не для самого Мамытбекова. Ведь свой пост он покинул 6 мая 2016 года, будучи полностью «упакован».  И вскоре возглавил Мясной союз Казахстана — структуру, объединяющую крупнейших владельцев скота страны.

Возникает вопрос: каким образом чиновник всего за пять лет руководства агарным сектором вошел в сонм «мясных олигархов» страны?

Если разбираться в этом, то становится очевидным, что все провалившиеся «прожекты» Мамытбекова сидят один в одном, взаимодополняя друг друга. Это напоминает матрешку, когда за каждой фигурой следует другая. И если открыть их все, то в итоге найдешь всего лишь пустоту в центре. То самое НИЧТО, которое оставил после себя в АПК РК Асылжан Мамытбеков за долгие годы руководства отраслью.

А все ценное он унес с собой. 

Друзья в полосочку

Минсельхоз Казахстана при Асылжане Мамытбекове регулярно сотрясали коррупционные скандалы, а само ведомство раз за разом оказывалось во главе рейтинга госструктур с наиболее нечистыми на руку сотрудниками, отмечает эксперт ИА «КазахЗерно.kz».

Давайте вспомним, что уже через год после назначения министром, в 2012 году, партия «Нур Отан» поставила МСХ РК на второе место в рейтинге коррупционеров, сразу после МВД РК. Председатель республиканского общественного совета по борьбе с коррупцией при партии «Нур Отан» Оралбай Абдыкаримов заявил:

«Скрывать тут нечего: по уровню регистрации коррупционных правонарушений Министерство сельского хозяйства стоит на втором месте после Министерства внутренних дел. Это, конечно, не красит ни министерство, ни работников сельскохозяйственной отрасли. Вы были свидетелями, когда 2-3 года назад здесь привлекали к ответственности руководителей ключевых департаментов, которые были осуждены именно за коррупционные преступления, не говоря уже о том, сколько пересажали в областях и районах».

Статистика была такой: в 2011 году были осуждены 35 работников системы МСХ РК. В отношении 45 сотрудников возбуждены уголовные дела. Также были приняты меры дисциплинарного взыскания за коррупционные правонарушения к 80 сотрудникам. Среди этих лиц 25 человек являлись руководителями различного уровня.

Асылжан Мамытбеков на критику реагировал нервно и обещал ситуацию исправить. Однако, становилось только хуже. И все отчетливее всем становилось ясно, насколько верна пословица «Рыба гниет с головы»! И пока «гнилая голова» на месте, то и всей остальной структуре здоровья не видать.

Самым громким скандалом стало задержание в 2014 году вице-министра сельского хозяйства Муслима Умирьяева, которого финпол принял прямо в собственном кабинете при передаче ему предпринимателем взятки в $100 тыс. за содействие в получении госзаказов.

Сразу после этого скандального факта Асылжан Мамытбеков попытался неуклюже заступиться за подчиненного. Узнав об уголовном деле в отношении своего заместителя, министр сельского хозяйства опубликовал в соцсети пост. В нем он объявил, что не верит в виновность Умирьяева. И клятвенно пообещал, что если суд-таки признает того коррупционером, то и он добровольно сложит свои полномочия.

Инициатива Асылжана Мамытбекова нашла горячую поддержку у пользователей интернета. Они уже считали дни до момента, когда кресло министра станет вакантным. Но внезапно глава МСХ РК передумал. Узнав о приговоре Умирьяеву (10 лет колонии строгого режима), Мамытбеков опубликовал новое сообщение, на этот раз с отговорками. Тоже очень неуклюжими. В министерском кресле он остался, но окончательно подорвал свою репутацию, и без того ничем не блиставшую. Только теперь, к славе плохого менеджера, владеющего лишь навыками ловкого «прокручивания» бюджетных денег, он получил клеймо человека, который не держит собственное слово. «Не мужика», говоря по-простому.

Терпеть его крестьяне страны были вынуждены еще полтора года, пока в мае 2016 Асылжан Мамытбеков не расстался-таки наконец с должностью. Причем, с еще большим позором — на волне скандалов, связанных с земельной реформой он получил «неполное служебное соответствие» от Президента Казахстана.

И еще немного о коррупции: в Мясном союзе Казахстана, куда Мамытбеков отправился из МСХ РК, его ближайшим соратником стал Максут Бактибаев. Интересный факт из биографии этого знатного скотовода состоит в том, что в том же 2014 году он, будучи директором департамента животноводства МСХ РК, был осужден на три года (правда, условно) за совершение коррупционного преступления  — по статье 307 часть 2 (Злоупотребление должностными полномочиями).

Как тут не вспомнить еще одну поговорку: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты».

Пшеничное море

Сам Асылжан Мамытбеков никогда на фактах коррупции не попадался. Надо отдать ему должное, при нем использовались схемы, которые Остап Бендер справедливо мог бы назвать «еще одним сравнительно честным способом получения денег».  Пример — работа зернового терминал «Ак бидай» международного морского порта Актау.

Морской порт в Актау, построенный в 1963 году и реконструированный в 1996 — 99 годах, имеет огромное значение в международной торговле Казахстана. Этот единственный порт страны обеспечивает морские перевозки грузов с такими прикаспийскими странами как Россия, Азербайджан, Иран, Туркменистан, а также транзит через эти страны.

Для торговли зерном в 2002 году в порту был построен зерновой терминал, а затем в 2003 году передан АО «Продовольственная контрактная корпорация» (дочерня структура холдинга «КазАгро»).

Но возможности терминала были ограничены, и он не мог обслужить возрастающие зерновые потоки на экспорт. Зерновики в 2011 году (пришествие Асылжана Мамытбекова в МСХ РК с должности главы «КазАгро») столкнулись с проблемой перегруженности зернового терминала «Ак Бидай». Мощность отгрузки в разные годы составляла от 600 тыс. до 700 тыс. тонн в год. И это при экспортных возможностях страны порядка 10 млн тонн. Понятно, что заявки от трейдеров, желающих продать зерно, превышали лимит.

Расстраивал ли этот факт министра сельского хозяйства? Совсем нет. Как и во многих других случаях, дефицит играл на руку тому, кто контролировал ситуацию. То есть, не существовало никакой прозрачной очередности на отгрузку. Зернотрейдеры вспоминают, что в тот период компании, обратившиеся в терминал, с экспортными контрактами на руках, не имели никаких шансов отгрузиться — если не получали добро лично от Асылжана Мамытбекова.

А теперь давайте оценим потенциальные возможности «заработать» на тех, кто желал продать зерно. Не имели проблем с отгрузкой только те компании, кто обращался к определенным экспедиторским компаниям. Экспедиторы брали за свои услуги чуть меньше $2 с тонны. Доход владельца экспедиторской компании и его «партнера» посчитать не сложно  —  $1 млн в год! Просто так, за подпись в бумажке и право оказаться в числе счастливчиков, имеющих право на отгрузку.

В 2012 году проверка Главной транспортной прокуратуры РК установила: работа АО «Ак бидай терминал» организована таким образом, что производители и экспортеры зерна вынуждены работать исключительно через экспедиторские компании, за услуги которых приходится платить по 259 тенге за тонну продукта (курс доллара на тот момент порядка 150 тенге за $1). Также прокуроры установили, что АО «Ак бидай терминал» не разработало систему очередности перевалки зерна, экспортерам не предоставлялась какая-либо информация о загруженности зернового терминала, что лишало их возможности планировать свою работу и вынуждало за отдельную плату прибегать к услугам экспедиторов.

Почему вдруг последовала прокурорская проверка?

Дело в том, что в 2012 году после многочисленных обращений зернотрейдеров страны деятельностью АО «Ак бидай терминал» наконец-то заинтересовались компетентные органы. В апреле 2012 года Агентство по защите конкуренции (АЗК) сообщило об итогах расследования:

«АО «Ак Бидай-Терминал» необоснованно отказывало зернотрейдерам в заключении договоров на перевалку зерна, а также навязывало условия заключения договоров на оказание услуг с экспедиторскими компаниями», — говорилось в сообщении пресс-службы ведомства.

Как установило АЗК, стоимость услуг экспедиторских компаний значительно повысила стоимость груза и «фактически делала всю экспортную операцию бессмысленной с финансовой точки зрения».

Поэтому, действия субъекта были квалифицированы как «злоупотребление своим доминирующим положением» и привели к решению о возбуждении дела об административных правонарушениях в соответствии с частью 3 статьи 147 КоАП.

«По итогам данных расследований, в случае подтверждения указанных нарушений антимонопольного законодательства, в отношении виновных лиц будут приняты соответствующие меры антимонопольного реагирования (штрафные санкции, предписания)», — описывало перспективы начатого расследования антимонопольное Агентство.

Еще один «тонкий момент», который показывает, как личный интерес чиновника наносит ущерб интересам государства: чтобы не отпугнуть потенциального экспортера аппетитами экспедитора, тариф на отгрузку зерна (те самые средства, которые идут в казну квазигосударственного зернового терминала) был установлен намного ниже, чем, например, в черноморских портах. Так что, все должны быть довольны: и трейдер, который не остается в накладе даже с учетом оплаты экспедитору $2 c тонны (на Черном море все равно было бы дороже), ни сам экспедитор, ни управляющий терминалом (деньги-то все равно не его, а уходят государству через структуры холдинга). В обиде должно быть только само государство и «как бы» стоящий на страже его интересов чиновник — министр сельского хозяйства, а также глава НУХ «КазАгро».

Но… Своя рубашка всегда ближе к телу, чем какой-то там государственный интерес!

Как все это комментировал сам Аслыжан Мамытбеков? Цинично и без стеснения. А именно: в феврале 2012 года Асылжан Мамытбеков дал интервью, которое вполне можно расценить как признание в коррупционных преступлениях:

«Начиная с 2009 года, мы эффективность работы терминалов увеличили в несколько раз и довели годовую перевалку до 700 тысяч тонн, но при этом находятся, конечно, те, кто скупил по 10 тысяч тонн зерна и говорит: «Пойду я, отгружу». Если мы дадим возможность отгружать (отгрузки зерна на экспорт через АО «Ак Бидай Терминал») таким непрофессионалам в этом деле, у нас там будет меньше 200 тысяч (тонн годовой перевалки зерна)», — сказал министр. Это как раз то, о чем мы говорим — покровительство крупным участникам рынка в ущерб остальным. И какие бы «логичные» доводы в пользу своего протекционизма сейчас не приводил Асылжан Мамытбеков, Закон РК «О борьбе с коррупцией» квалифицирует его действия однозначно:

«Статья 12. Правонарушения, создающие условия для коррупции, и ответственность за них

1. Правонарушениями, создающими условия для коррупции, являются следующие деяния лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, или лиц, приравненных к ним:

4) оказание неправомерного предпочтения юридическим и физическим лицам при подготовке и принятии решений;

5) оказание кому бы то ни было любого не предусмотренного законодательством содействия в осуществлении предпринимательской и иной связанной с извлечением дохода деятельности».

Чего стоит тот жар, с которым глава МСХ РК защищает экспедиторские компании, навязываемые чиновниками всем желающим отгрузить зерно через «Ак бидай терминал». Приведем цитату, выпорхнувшую из уст министра:

«Экспедиторские компании — вот там основной фактор (отсутствие доступа для мелких поставщиков), через который они не могут пробиться. И я не считаю, что это неправильно, это правильно, мы не должны допускать, чтобы этим занимался, кто захотел, как бы ни было это нерыночно. По идее — да, мы должны дать доступ, раз это государственный порт, но почему государственный порт не должен зарабатывать?»

Как вам это нравится: чиновник сам говорит, что его долг как госслужащего — обеспечить доступ всем участникам рынка к услугам терминала, но тут же сам признается в нарушении закона, мотивируя это… необходимостью зарабатывать! Причем, мы продолжим мысль министра, остановившуюся на самом интересном месте — речь идет о заработке не государства, а частных экспедиторских компаний. С кем аффилированы эти компании, думаю, пояснять не надо.

И еще: в числе пострадавших ведь не только АО «Ак бидай терминал», недополучившее миллионы долларов. Главными пострадавшими от неорганизованности экспорта были рядовые крестьяне страны. Ведь Казахстан производит в три раза больше зерна, чем ему нужно для внутренних потребностей. А значит, стабильность цен внутри страны напрямую зависит от оперативности экспортеров. И каждый раз, когда трейдеры сталкивались с трудностями при отгрузке зерна за рубеж, это вызывало падение цен на зерно внутри страны.

В результате, аграрии не могли получить достойную оплату за свою продукцию. А значит, в следующем сезоне не имели средств на развитие (покупку современной техники, внедрение передовых агротехнологий, приобретение качественных семян, использование удобрений и гербицидов). Из-за этого в целом все сельское хозяйство страны либо топталось на месте, либо деградировало.

А в это время кто-то набивал карманы.

Источник: newsland.com

Смотрите также

Робота «Федора» могут затопить

В случае, если корабль «Союз МС-14» снова не сможет состыковаться с Международной космической станцией (МКС), его могут затопить. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *