Четверг , Июль 18 2019
Последние новости
Главная / Государство / Курс провала и позора: У России нет будущего, она копит «гробовые»

Курс провала и позора: У России нет будущего, она копит «гробовые»

Курс провала и позора: У России нет будущего, она копит «гробовые»

Власть только и может, что разгонять недовольных, вместо того, чтобы постараться для страны

Председатель ЦК КПРФ, лидер Народно-патриотических сил России Геннадий Зюганов назвал курс нынешней власти курсом провала и позора. Об этом он заявил в Москве в ходе первомайского митинга. Лидер коммунистов напомнил собравшимся об отчете правительства страны в Государственной Думе, в котором, по его мнению, «за мелочью затоптали главное».

«Несмотря на послание президента и необходимость вывести страну в пятерку самых мощных держав, мы по-прежнему топчемся вокруг нуля, по-прежнему теряем свои исторические позиции. Если не выйдем на мировые темпы роста более 3,5%, окажемся даже не пятыми, мы через пять лет окажемся пятнадцатыми. И это будет не только провал, это будет дикий позор», — заявил он.

Геннадий Зюганов уверен, что нужна новая политика и правительство национальных интересов, в центре которого будет стоять трудовой человек. Он отметил, что уровень доверия народа к власти за год провалился в 2 раза, и это свидетельствует о том, что у страны нет будущего.

«Нет будущего у страны, в которой 3% олигархов и ворократии захватили все основные деньги и ресурсы. Нет будущего у страны, в которой основные фонды даже в Газпроме изношены на 60%. Нет будущего у страны, которая не желает заботиться о стариках, детях войны и молодом, подрастающем поколении», — подчеркнул председатель ЦК КПРФ.

Лидер коммунистов считает, что ресурсы страны должны работать на каждого человека. В качестве примера он привел Норвегию, где, как и в России добывают нефть, но при этом граждане имеют бесплатное образование и медицинское обслуживание, а безработные получают пособие в размере соответствующем 210 тысячам российских рублей. В Саудовской Аравии, по его словам, за счет добытой нефти каждый молодой человек получает квартиру, а в Иране бензин и солярка в 3 раза дешевле, чем России.

«Почему мы, имея такие колоссальные ресурсы, отдали все этой ненасытной олигархии, которая даже не хочет платить полноценные, нормальные налоги? Потому что власть олигархическая, и не принадлежит трудовому народу! Потому что власть не слышит боль наших граждан и не решает их проблемы», — уверен лидер коммунистов.

Возмущение Геннадия Зюганова вызывает и то, что 19,5 триллионов рублей собранных налогов больше триллиона правительство не расписывало, а почти 700 миллиардов министерства распределили сами, хотя не имеют на это никакого права. Кроме того, долг в 2,5 триллиона рублей повесили на местные власти, сообщил он, которые не в состоянии «латать даже текущие дыры в своем бюджете».

«В результате страна задыхается от безденежья, от безработицы, от неуважения к детям, старикам, женщинам, от низких зарплат. У нас полстраны влачит полунищее существование!» — констатировал он.

Досталось от лидера КПРФ и «Единой России», которую он обвинил в принятии «всех самых подлых законы, включая закон о людоедской пенсионной реформе». По его мнению, от результатов осенних выборов будет зависеть сможет ли страна мирно, демократично выйти из кризиса или массовые беспорядки станут неизбежностью.

Удастся ли выйти из кризиса демократично — большой вопрос. Празднование Первомая в Санкт-Петербурге обернулось массовыми задержаниями. Ряд граждан, вышедших на согласованную с властями демонстрацию, обвинили в нарушении правил проведения публичных акций. В частности, полиции не понравились плакаты и транспаранты с критикой власти.

«Ни полиция, ни администрация в принципе не наделены правом фильтровать плакаты, лозунги, флаги и транспаранты, которые граждане приносят на шествие или митинг», — подчеркнул в своей статье для «Новой газеты» депутат Законодательного собрания города Борис Вишневский. Он написал, что полиция отбирала плакаты у места сбора. Однако часть их удалось пронести, что, заметил он, «обернулось новым беззаконием со стороны полиции и Росгвардии — и массовыми задержаниями».

Коллега Геннадия Зюганова по партии Валерий Рашкин, в свою очередь, напомнил о принятии закона, запрещающего критиковать власть. Нельзя вас критиковать? Уйдите в отставку!

«Народ по всей стране выдвигает требования отправить в отставку Путина и Медведева», — заявил он, призвав москвичей принять участие в выборах депутатов в Мосгордуму.

Директор Центра развития региональной политики, политолог Илья Гращенков считает, что речь Зюганова понятна, поскольку он представляет одно из крайне левых крыльев.

— Коммунистам сам Бог велел стремиться к максимальной социализации общества и, соответственно, во главу политических требований ложатся требования повышения всех возможных социальных выплат: от пенсий до трат бюджета на различные социальные учреждения — школы, детские сады и так далее.

Понятно, что существует и другая точка зрения на развитие экономики в России — сегодня экономика развивается по правым рыночным лекалам. Другое дело, что в этой рыночной системе господствует система госкапитализма, поэтому, видимо, призывы Зюганова ориентированы, прежде всего, на повышение социальной ответственности этого госкорпоративного сектора: то есть изъять деньги, которые государство тратит на поддержку госбизнеса и переориентировать на граждан.

Большинство ныне живущих людей родились и выросли в Советском Союзе и привыкли, что государство о них заботится. В последние годы государство все меньше о них заботится в связи с падением экономики и уровня жизни, то Зюганов играет на этом политическом поле, повышая собственную политическую капитализацию за счет голосов тех, кто готов переориентироваться с поддержки партии власти и так называемой путинской стабильности на более левый курс, который давно окрестили «требованием левого поворота».

Думаю, что в свете сентябрьских выборов стоит ожидать, что государство повысит какие-то «социальные плюшки». То есть постарается и пенсии увеличить, и бюджетников как-то «подогреть». Вопрос в том, что денег нет и, как мы уже видели, все обещания повышения социальных выплат оборачиваются копеечным ростом. И на государство это ложится очередной неподъемной задачей, а с другой стороны, люди не чувствуют выполнения требований, В итоге, это еще больше увеличивает запрос на социальный поворот и социальную справедливость и, как следствие, коммунисты оказываются первой партией, которая собирает урожай этих протестных голосов, причем как раз не либеральных, а остросоциальных. Это позиция — «мы хотим вернуться в коммунизм, который был в Советском Союзе», потому что другого социализма мы не видели.

Думаю, к осени можно ожидать еще большего роста и без того пухнущего рейтинга КПРФ. И на всех выборах, которые пройдут в регионах — губернаторов и законодательных собраний, за коммунистов и их программу будет голосовать все большее количество избирателей.

«СП»: — Стоит ожидать нарастания протеста?

— Думаю, да. Дело в том, что расходятся интересы федерального центра и региональных властей, которым приходится самостоятельно сдерживать этот протест. Федеральная власть, естественно, хочет снизить накал, который вызван требованием людей. Если запрещать протестные акции, то это еще больше разгорячит протестный электорат.

С другой стороны, как в Питере было, есть конкретный Беглов, которому надо избираться. Рейтинг у него невысокий, кампания провальная, поэтому люди нервничают, пытаются любую акцию, если видят, что она идет вразрез с их интересами, притушить. Если больше будет таких точек, где губернаторы себя чувствуют неуверенно, где будет страдать их личный рейтинг, их личная безопасность, то будут повторяться такие же события как в Петербурге.

«СП»: — Но вряд ли такими действиями можно поднять рейтинг?

— Здесь явный разрыв между восприятием верхушки власти процессов, которые происходят снизу, поскольку коммуникация давно нарушена, власть очень абстрактно понимает, что происходит в головах людей и как это выплескивается в публичную политику. Обычно, если они видят, что акция масштабная и на ней происходит открытая критика власти, то первая и доминирующая реакция — всё сворачивать, запрещать. Подавление любого митинга считается наилучшей пилюлей от перерастания в череду митингов. Такая некая неприязнь и боязнь повторения, если не Болотной площади, то эскалации протеста: сегодня разрешили выступить, а завтра придет еще больше людей и будут еще более открыто говорить, соберут больше сторонников, поэтому надо всё притушить.

Любой запрет в итоге ударяет по власти и фактически рекламирует протест, но, к сожалению, у власти перестает срабатывать понимание этого механизма. Наверху реально считают, что если людей разогнали, то завтра побоятся выйти, если чего-то нет, то его — протеста — и нет. Это позиция страуса.

Логика понятная. Болотную разогнали и ничего похожего нет. Но стоит сепарировать разные формы протеста: какие требования были у либеральной оппозиции и какие у сегодняшнего протеста, который более социальный и который уже никуда не денется, а будет только нарастать.

Все политологи и политтехнологи пытаются донести до власти, что нужно либерализовать общественное пространство, допустить более честные выборы, конкуренцию, уличную активность, перейти с позиции жесткого модератора к позиции игрока, но власть к этому сегодня не готова и хочет быть, прежде всего, владельцем шахматной доски, а не одним из игроков, пусть пока еще и довольно сильным.

Независимый финансовый эксперт Ян Арт обращает внимание, что бюджет в России профицитный и это принципиальная позиция.

— Профицит не за счет усиления фискальных мер, не за счет развития экономики, так что деньги у нас есть, а экономике все хуже. Но надо понимать, что наличие денег и развитие экономики — это не синонимы. У государства профицитный бюджет означает отсутствие возможностей для инвестиций, для вложений, отсутствие политики развития.

Напомню, что относительно недавно канцлер ФРГ Меркель собирала срочно кабинет ввиду сильного профицита бюджета страны. То есть в Германии это воспринимается как проблема. В России это почему-то государственная политика, более того, народ должен быть счастлив, слыша о низком внешнем долге. По сути, слыша, что не тратят на развитие и что Россия перестает инвестировать. Так что господин Зюганов, не думал, что когда-нибудь будут признавать это, абсолютно прав.

«СП»: — Почему, имея деньги, как говорит Зюганов, народ беднеет, недоволен социальной политикой?

— Так денежная масса не меняется, она абсорбируется в руках государства или в резервах Центробанка. Оттого, что деньги есть в руках государства, наш народ, который привык к социализму, не должен думать «а почему же у меня нет». Именно поэтому у народа нет денег, что деньги есть у государства.

Это принципиальная политика. Она, с одной стороны, сдерживает инфляцию (и это, наверное, единственный плюс), с другой — и это минусы: отсутствие развития, новых рабочих мест, усиление спроса на работу, соответственно, отсутствие роста зарплаты.

«СП»: — Но почему же не инвестируют в производство, что было бы логично?

— Логично. И мы об этом говорим 25 лет, но у нас нет нормальных механизмов инвестиций. Их еще Кудрин сдерживал, исходя из благой мысли, что лучше абсорбировать в фонды, потому что разворуют. Но это политика тупиковая. Может она даже правильная, но получается, что она направлена не на развитие, а на создание заначки на черный день. Если политику посвящать тому, чтобы обезопаситься на черный день, значит надо ожидать черного дня.

Наша страна сейчас напоминает бабушку, которая копит «гробовые».

Источник: newsland.com

Смотрите также

В Татарстане недовольны идеей праздновать день свержения татаро-монгольского ига

Официальный представитель властей Татарстана Лилия Галимова прокомментировала предложение губернатора Калужской области Анатолия Артамонова сделать день …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *