Воскресенье , Август 18 2019
Главная / Государство / Моральный ущерб пациенту за ошибочный онкодиагноз суд оценил в 90 тыс. руб.

Моральный ущерб пациенту за ошибочный онкодиагноз суд оценил в 90 тыс. руб.

Моральный ущерб пациенту за ошибочный онкодиагноз суд оценил в 90 тыс. руб.

Пациент взыскал с областного онкодиспансера компенсацию в счет возмещения морального вреда, причиненного ошибочным диагнозом некурабельного онкозаболевания в терминальной стадии, притом что спустя два года после установления диагноза ревматологи нашли у пациента тяжелый остеопороз – и никаких следов ЗНО (Решение Октябрьского районного суда г. Пензы Пензенской области от 06 мая 2019 г. по делу № 2-625/2019).

Первоначально пожилой пациент обратился к врачам из-за сильных болей в позвоночнике, руках, ногах, животе. В онкодиспансере ему провели ряд исследований и обнаружили у него метастазы злокачественных опухолей без выявленного первичного очага. На вопрос супруги пациента, сколько осталось жить ее мужу, врач ответила: «Может месяц, может больше, кто знает». Учитывая тяжесть состояния и распространенность опухоли, специальное онкологическое лечение пациенту не было показано, и его отправили домой, с рекомендацией принимать анальгетики.

Однако два года спустя супруга этого онкопациента снова обратилась к врачам: нужны были справки для «продления» инвалидности ее мужу. Пациента снова обследовали, однако вместо метастаз обнаружили сильно запущенный остеопороз: два года назад этого заболевания никто не увидел, и пациент не получал от него никакого лечения. Разразился скандал, за которым последовали проверки – сначала от областного минздрава, затем от ТФОМС. После ведомственной проверки 1 должностное лицо было привлечено к дисциплинарной ответственности, а ТФОМС выявил дефект оказания медпомощи.

Пациент, рассудив, что его, во-первых, напрасно напугали несуществующим раковым диагнозом, а во-вторых, не назначили лечение в связи с остеопорозом, потребовал с онкодиспансера компенсировать перенесенные нравственные страдания. Сумму морального вреда он оценил в полмиллиона рублей.

Онкодиспансер выступил против, указывая на следующее:

— во-первых, при установлении диагноза диспансер не отступил от применимых клинических рекомендаций,

— во-вторых, пациент на комплексное обследование по установленному ему в онкодиспансере заболеванию – после постановки диагноза – не являлся, поэтому уточнить его не было возможности,

— и в-третьих, одно заболевание никак не исключает другое.

Однако против этих доводов высказался судебный эксперт. По его мнению:

— уже два года назад – по тем исследованиям, которые тогда уже были проведены онкодиспансером, – врачи диспансера должны были верно установить имеющийся у пациента в тот период времени остеопороз,

— почему врачом онкодиспансера был установлен ошибочный «раковый» диагноз, – необъяснимо,

— онкологическое заболевание самостоятельно излечиться не могло, а раз в настоящее время оно отсутствует у истца, значит, и два года назад его не могло быть,

— поскольку в момент обращения в онкодиспансер остеопороз у истца имелся, и он предполагает разрушение костей в случае непроведения квалифицированного лечения, а такое лечение не назначалось, не проводилось, то ухудшение состояния здоровья истца однозначно произошло.

Суд, оценив доводы сторон и результаты судебной экспертизы, пришел к следующему мнению:

— своевременность оказания медицинской помощи при любом заболевании предполагает и направлена на улучшение состояние здоровья пациента, качества его жизни,

— поэтому тот факт, что в течении 2-х лет не производилось лечение имеющегося у истца заболевания, сам по себе предполагает причинение вреда его здоровью, претерпевание болей в течение этого времени, снижение качества жизни в связи с ограничением в передвижении из-за болей,

— однако заявленный истцом размер денежной компенсации необходимо снизить с учетом характера и степени моральных страданий и переживаний, продолжительности времени, в течение которого истец и его родственники находились в стрессовой ситуации, от возможности потерять им близкого человека, поскольку было установлено онкологическое заболевание, адекватное лечение не назначено, а только обезболивание, что дало основание предположить о неизлечимости заболевания, а также продолжительности времени, в течении которого пациент не получал квалифицированного лечения от имеющегося действительного у него заболевания, степень вины причинителя вреда, а также материального положения истца и ответчика, в том числе организационно-правовую форму ответчика и оказание им медицинских услуг в сфере здравоохранения.

Источник: garant.ru

Смотрите также

Шойгу пообещал ответить США в Европе, Азии и Тихом океане

Москва примет симметричные меры в связи с выходом США из Договора о ликвидации ракет средней …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *