Понедельник , Сентябрь 23 2019
Главная / Государство / Непростой выбор: как именно представить события в Магнитогорске.

Непростой выбор: как именно представить события в Магнитогорске.

Непростой выбор: как именно представить события в Магнитогорске.

Заявление ИГИЛ в еженедельнике «Наба», судя по всему, изменило расклады в договорном матче, который проходит под ковром. Упорное молчание следствия — верный признак идущей возни, где решается, как именно представить события в Магнитогорске. Речь идет именно о всей совокупности событий, так как местным силовикам не удалось удержать ситуацию под полным контролем, и помимо информации о самом взрыве в доме просочилась информация о параллельных происшествиях: взрыве маршрутки, найденном СВУ, спецоперациях в нескольких районах города. Не будь информации в «Набе», возможно, что следствие уже получило бы руководящее указание, чем именно является происшествие. Теперь события ускорились и снова вышли из-под контроля.

Проблема в том, что на самом деле любая версия из двух возможных — «бытовой» взрыв или теракт — крайне неприятны для власти в целом. Теракт ставит под сомнение проводимую политику, включая и участие во все более непопулярной сирийской войне. Возникает законный вопрос — что это за победа, если террористы продолжают совершать теракты. Безусловно, можно объяснить всё, но вопросов к сирийской войне и продолжению присутствия в Сирии наших войск это не снимает. «Бытовая» версия вынуждает задаваться другим вопросом — ветхость инфраструктуры становится фактором перманентного и возрастающего риска. Если любой дом, мост, трубопровод — это мина с тикающим механизмом, то снова вопрос — а где наше поступательное движение вперед и успехи в экономике, если на самом деле все вокруг горит, взрывается и падает просто от исчерпания всех возможных пределов устойчивости?

На второй вопрос уже появилась попытка ответа, но она, похоже, энтузиазма не вызывает — появилось предложение ставить очередные системы контроля (и понятно, за счет кромешно нищего населения) на дырявые изношенные сети. Здесь никакой проникновенный голос не поможет войти в положение. Впрочем, как раз здесь сделать ничего нельзя — недофинансирование основных фондов в стране за время правления нынешнего режима (включая ельцинский) достигло критических значений и составляет от полутора до двух годовых ВВП. Это чисто физически исправить невозможно, тем более за короткий срок. Да и денег на это нет — все уже давно украдено. Поэтому умирающую инфраструктуру будут заклеивать скотчем, даже осознавая риски.

Скорее всего, на следующей неделе будет озвучена официальная версия случившегося. Она, естественно, будет далека от реальности, но в данном случае это уже даже не важно. Важно то, что после нее должна быть реакция. Причем реакция должна отвлечь от естественных вопросов, которые возникли после магнитогорских событий. Что-что, а демагогией кремлевские владеют, и здесь она как раз напрашивается — нужно просто перевести внимание на что-то другое.

По сути, есть две версии, которые может озвучить следствие — возможно, по итогам заседания НАК или Совбеза на основе спущенного руководящего укаазания. Бытовой взрыв или все-таки теракт. Понятно, что решение в любом случае будет политическим — хотя бы потому, что согласовывается на самом верху.

Деваться особо некуда, но выбирать все-таки придется. Парадокс в том, что не будь хвастливого заявления Путина о победе над ИГИЛ (а, собственно, что ему было делать — нужно предъявить хоть какой-то результат бессмысленной войны), то версия теракта идеально вписывается в образ осажденной крепости — кругом враги. Но именно из-за того, что мы ИГИЛ победили, версию теракта не станут связывать с ИГИЛ, наоборот — сообщат, что это какие-то другие террористы. Соответственно, их нужно будет предъявить. И даже немножко побомбить. Заседание НАК (или Совбеза), по всей видимости, и должно решить вопрос — кого именно в этот раз будут бомбить. И в какой стране. Здесь появляются варианты, и каждый из них интересен по-своему.

По теме:

Источник: newsland.com

Смотрите также

Волкер рассказал, как Украине вернуть Крым

Как известно, Крым стал частью России по итогам референдума, проведенного в марте 2018 года. Тогда …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *