Вторник , Август 20 2019
Последние новости
Главная / Государство / Особый путь России

Особый путь России

«Русский этнос никак не может вписаться в историю. Он то заведомо обгоняет её, пытаясь строить социализм, царство божие на земле, хотя ни он сам, ни весь мир к этому ещё не готов, то, напротив, заведомо отстаёт, пытаясь вжиться в либеральный капитализм». (с.313). «В результате мы имеет ни то ни сё: не национальное государство и не империю, не демократию и не диктатуру, не либерализм и не этатизм, не реальное будущее и не реальное прошлое. У нас как бы всего понемногу». (с.313)
 «Скорее, в России образуется нечто вроде гражданской нации, характерной для современной Европы и Соединённых Штатов. А гражданская нация не обладает ни имперскостью, этничностью, ни универсальностью. Гражданская нация – это общность, выделяемая исключительно по критерию государственной принадлежности». (с.195)

«Вопреки устоявшейся точке зрения, мы рискнём утверждать, что главные проблемы современной России вовсе не экономические, каковые обычно выносятся властью на первый план, главные проблемы России – национальные, от них зависит само существование нашего государства». (с.161) «Фактически Россия сократилась до размеров Московского царства, утратив как собственный суверенитет, так и контроль над обширным евразийским пространством. Она превратилась в вассала Объединённой Европы и представляет собой её индустриально-сырьевую периферию». (с.4) «Фактически нынешняя Россия представляет собой разнородный этнокультурный конгломерат, по-настоящему не интегрированный в единую нацию и потому потенциально готовый к различным геополитическим метаморфозам». (с.183).

«Вот в чём дело: в глазах западного сообщества Россия – это дракон, стерегущий бесчисленные сокровища. С точки зрения глобальных экономических перспектив идеальным вариантом было бы «убийство дракона» – разделение России на несколько самостоятельных государств, каждое из которых было бы непосредственно включено в глобальные рынки». (с.7) «…перед Россией встаёт реальная угроза распада, угроза постепенного, спонтанно-принудительного демонтажа государства на несколько «независимых», назовём это так, сырьевых территорий». (с.9) «Образование на территории современной России нескольких независимых государств, преимущественно русских по этническому составу – вполне вероятная версия близкого будущего». (с.12) «Российский либерализм остаётся бесплодным декоративным уродцем». (с.20)

«Если бы меня спросили, будет ли в России когда-нибудь построено правовое общество западного образца, то есть общество, где соблюдаются все законы, где большинство конфликтов – бытовых, социальных, экономических – решается через суд, где основная часть граждан знает и умеет отстаивать свои права, то я, ни секунды не сомневаясь, ответил бы: нет, такое общество в России построено никогда не будет». (с.27) «…бессмысленно призывать к созданию в России гражданского правового общества западного образца, бессмысленно встраивать всё новые и новые западные «шестерёнки» в метафизическую российскую онтологию». (с.54) «Русский человек живёт, не столько согласуясь с рациональной законностью, сколько с метафизическими представлениями о долге, справедливости, добре и зле и т.д.

Жизнь на Западе – это ремесло. Жизнь в России – это искусство. Причём оба эти качества онтологически закреплены. Они входят в генетические коды обеих цивилизаций». (с.53) «Видимо, и социализм ещё возродится – только в более мягкой, гуманной, толерантной, окультуренной форме». (с.54) «Миргородская лужа, если воспринимать её как метафору, так и остаётся неглавным символом нашей страны». (с.58) «Как будто проклятие лежит на российской земле: что бы мы ни делали, как бы ни напрягались, какой бы социальный строй ни пытались создать – хоть империю, хоть коммунизм, хоть демократию, хоть капитализм – результат один: как жили, так и живём, и нет надежды, что ситуация изменится к лучшему». (с.59)

«Национальный характер – это «общество внутри нас», существующее в виде однотипных для людей одной и той же культуры реакций на привычные ситуации в форме чувств и состояний… Он есть часть нашей личности». (с.60) «Русскость – не культура, не религия, не язык, не самосознание. Русскость – это кровь, кровь как носитель социальных инстинктов восприятия и действия». (с.70) «Климат несомненно оказывает влияние на формирование этноса». (с.74) «Не меньшее значение для этноса имеет и природный ландшафт». (с.75) «Также на формирование этноса оказывает влияние и физический статус границ. Островное положение Англии несомненно сказалось на специфике её национального самосознания». (с.77)

«Постоянное жизненное сверхнапряжение, непрерывная «битва в пути», мобилизация всех человеческих сил и средств являлись для русской нации исторической нормой. Эту особенность можно определить как героический архетип, как исторически сложившуюся способность этноса к личному и коллективному сверхусилию для достижения поставленной цели». (с.82)
 «То есть труд для русского человека может быть кромешным страданием, труд может требовать немыслимого напряжения всех сил, но одновременно труд – это ещё и нравственный подвиг, трансформация личности, поднимающая человека на новую ступень духовного бытия». (с.83). «…совершить подвиг, отдать жизнь ради великого дела русский человек готов всегда, а вот от скучной обязанности по поддержанию текущего быта он уклоняется всеми возможными способами». (с. 80)

«Способность русских переломить самую безнадёжную ситуацию, собрать все силы и победить там, где победа кажется невозможной, тоже удивляла народы, более склонные к размеренному быту, а не к рискованному бытию». (с. 92) «Главное качество, которое характеризует русский национальный характер, это ярко выраженная антиномичность – бытийный максимализм, пронизывающий собой все сферы жизни. Наиболее эффективно русский характер работает лишь в крайних регистрах существования, игнорируя срединную (рутинную бытовую) часть экзистенциального диапазона, которая является для него функционально пустой. Русский характер не признаёт золотой середины, носителем которой является западный средний класс». (с.93) «…русский человек готов претерпеть любые бытовые невзгоды, если жизнь его озаряет великая цель. Он готов отказаться от множества личных благ, если чувствует свою причастность к великим свершениям». (с.94)

«… помимо экономического быта, которая универсальна, то есть внеличностна и едина для всех, существует ещё и метафизика бытия, национальный канон, этническое самосознание у каждого народа – своё. Разница метафизик – это и есть разница национальных характеров». (с.95) «Быть может, склонность русского этноса не к деятельности, а к деянию, склонность его к решению грандиозных вселенских задач окажется тут решающей. «Русскость» станет востребованной – как ресурс, преобразующий настоящее в будущее». (с.98) «Государство стало для русского человека чем-то священным. Власть превратилась в гарант независимого этнического бытия. Какой бы жестокой и отвратительной она ни была, какие бы непомерные тяготы ни налагала она на страну, её право на властвование сомнению не подвергалось: только она обладала той всесокрушающей силой, которая позволяла этносу существовать». (с.112)

«Русский этнос, в отличие от многих других, никогда не имел сугубо этнической идентичности – он всегда был включён в идентичность более высокого уровня». (с.119) «Русским мог считать себя каждый, кто принимал российское подданство и строил свою жизнь в соответствии с ним – этот термин обозначал опять-таки не столько национальность, сколько гражданство». (с.121) «Фактически русский этнос никогда не был самим собой. Он всегда выступал в истории как некое надэтническое сообщество. Он отождествлял себя не столько с нацией, сколько с государством, и культивировал в себе не столько этнические, сколько государственные черты». (с.122). «Русский, по крайней мере до недавнего времени, готов был признать русским каждого, кто живёт в России и хотя бы немного изъясняется на русском языке». (с.127)

«Архетип всеединства сделал Россию страной-империей – империей, где титульная нация, то есть собственно русские, не имели никаких преимуществ перед колониями. Более того, именно русское большинство несло основные тяготы имперского существования…» (с.128) «История знает всего два примера, когда нациям удалось создать устойчивую универсальную идентичность, – это американцы и русские. … Интересно также, что именно эти нации превратились в крупнейшие мировые державы ХХ века. Объясняется это, конечно, не только национальным универсализмом, но и наличием у обеих наций привлекательных социальных идей – либерализма и коммунизма. Идей, заметим, тоже – предельно универсальных». (с.130) «Русский человек вообще сторонится законов, не без оснований считая, что власть принимает законы не для народа, а исключительно для себя. … Законы в русском национальном сознании отрицает не только архетип справедливости, но также – архетип власти и даже героический архетип, поскольку статус подвига (для отдельного человека) или статус великих свершений (для всей страны) как раз и предполагает выход за рамки привычных юридических норм». (с.134)

«Однако если нет социального оператора, ограничивающего верховную власть, значит, государство превратит подданных в безгласных рабов. А раб всегда будет думать, как бы украсть, потому что всё вокруг принадлежит не ему». (с.138) «Уничижение перед властью стало в России нормой. Власть – это всё, а человек – это ничто». (с.138) «В России не успела возникнуть «суверенная личность», и потому власть по-прежнему может рассматривать россиян как своего рода «госсобственность», как инертный, но самовозобновляющийся сырьевой ресурс» (с.139)  «…архетип власти, выраженный патернализмом, культивирует социальную инфантильность русского этноса. Тень государственного «дракона» накрывает собой всю российскую жизнь» (с.139).
«Россияне не умеют объединяться и сообща отстаивать свои интересы, в этом смысле никакого гражданского коллективизма в России нет». (с.140)

«Русским не свойственен этнический коллективизм. Это, на наш взгляд, является обратной стороной архетипического качества всеединства. Будучи универсальной нацией, русские не чувствуют своей этнической выделенности, характерной для многих национальных меньшинств, для них все – свои, у них нет традиций помогать друг другу даже в инокультурной среде». (с.141)

«Для русский характерен прежде всего государственный коллективизм…» (с.141 «Для русских характерен общинный коллективизм…» (с.142) «В то время как в Европе утверждалась «демократия налогоплательщиков», подразумевающая для них определённые социальные и политические права», в России основой государственного бытия стала податная община, предполагающая наличие в ней лишь обязанностей, но не прав». (с. 143). «Собственно общину на Руси создали монголы. Монголы ввели на завоёванных русских землях систему налогообложения, позаимствованную у китайцев: подать (налог) платит не отдельный человек или семья, а вся деревня (село, город, княжество) как совокупная целостность. В результате и ответственность за неуплату налога несут тоже все. Такая круговая порука, когда все отвечают за всех, резко увеличивала объём изымаемых у крестьян ресурсов и позволяла установить над ними эффективный контроль. Ничего удивительного, что после свержения власти Орды московские князья сохранили эту систему, что стало главным фактором финансового укрепления Москвы». (с. 143).

«К тому же община порождала иллюзию древнего равноправия: землёй, которая принадлежала Богу, распоряжался не отдельный человек, но весь «мiр». Этот же «мiр» по справедливости, как он её понимал, устанавливал и законы общинного бытия». (с. 144)
«Решение, принятое «мiром», становится обязательным для всех его «граждан». (с.145) «Главной целью общины являлось поддержание устойчивого порядка, с чём община успешно справлялась в течение многих веков». «Гакстгаузен определял такую социальную организацию как коммунизм. Это было сказано ещё в 40-х годах XIX столетия». (с.146)
«Русский коммунизм – вовсе не общественное установление, – это естественное условие существования, объясняемое особенностями расы и климата, человека и природы». «Русская жизнь – это коммунизм. Такова единственная, почти не знающая исключений форма, какую принимает русское общество». (с.147) «Русскость определялась как культурно-гражданская, а не этническая идентичность». (с.149).

Анализ русской культуры позволяет выделить три отчётливых архетипа, сформировавшихся в течение российской истории.
1 Героический архетип
2 Архетип власти и государства
3 Архетип всеединства.
«Таков русский канон, по крайней мере в его позитивном формате: бытийный максимализм; государственный патриотизм; национальный универсализм». (с.149). «Вот чего требует русский канон. Он требует Большого онтологического проекта. Если такого проекта нет, нация пребывает в спячке, сопровождающейся медленной деградацией. Если такой проект возникает, нация пробуждается и начинает жить в полную силу». (с.152) «Россия взламывает устоявшийся международный ландшафт, но при этом не предлагает ничего привлекательного для других. Она демонстрирует спонтанный государственный эгоизм, разрушает, не выдвигая никакой созидательной перспективы. Между тем запрос на подобную перспективу имеет». (с. 153) «Основой существования любого этноса является миф. Миф – это малая этническая космогония, легенда о сотворении данной нации, представление этноса о самом себе – о своих лучших и худших чертах, выражающихся в конкретных поведенческих практиках». (с. 165) «…нации суть общности, чьи законы писаны насилием. Там было всегда, и так пребудет впредь». (с. 169)

«Патриотизм можно также определить как «включённость в общее дело», готовность членов какого-либо сообщества согласовывать свои личные интересы с интересами идентификационного коллектива. В предельном случае для решения общенациональных задач патриот готов пожертвовать всем, а если потребуется, отдать ради этого жизнь». (с.184). «Сознательное конструирование нации и связанное с этим сознательное конструирование элит – одна из таких неожиданных технологий, и она открывает перед Россией дорогу к благоприятной версии будущего». (с.298)  «У России сейчас есть три версии дальнейшего существования. Можно, конечно, рассчитывать на «русское чудо». … Можно, напротив, со множеством оговорок, как это уже происходило не раз, придерживаться стратегии классической европейской модернизации. …
И, наконец, Россия может избрать третий путь. … На наступление когнитивной эпохи она может ответить стремительной модернизацией человека. Мы можем создать новую нацию, новую цивилизационную сущность, совершенно новый народ, прозревающий в будущем не столько трагедии и угрозы, сколько – возможности и богатства обетованной земли. Народ, который раздвинет границы унылого традиционного бытия. Народ, который утвердит себя в мире силой просвещённого разума, а не устрашающей мощью межконтинентальных ракет». (с. 307).

«Против когнитивной модернизации неизбежно восстанут те бюрократические монстры, которые ныне правят Россией. Это церковь и власть. Власти образованные граждане не нужны, власти нужен послушный обслуживающий персонал, на создание коего и направлены, как нам представляется, все нынешние реформы российского образования». (с.308) «И, наверное, мы несколько поторопились, сказав, что преобразование нации, по крайней мере на начальном этапе, возможно без революции. Революция, вероятно, всё же потребуется». (с.311) «Сейчас Россию рассматривают как угрозу миру. Однако мы, разумеется, ничего не навязывая никому, может представить её как эталон социального мироустройства. Как страну, где овеществился новый прекрасный мир. Ради одного этого уже стоит жить. Ради этого будущего стоит пожертвовать не слишком привлекательным настоящим. Это будет тоже своего рода «русское чудо», но – рукотворное, созданное нами самими. На вызов будущего мы можем ответить национальной идеей, которая просияет ярче тысячи солнц». (с.312). 27 января 2018 года в пресс-центре информационного агентства «Росбалт» Андрей Столяров выступил с лекцией «Русская мечта о великой державе». А.Столяров считает, что русские чувствуют себя уверенно, когда государство может отвечать на все угрозы. Поэтому русские могут пойти на ущемление личных свобод ради сильного государства.

Источник: newsland.com

Смотрите также

Очередной арест: Яшин отдувается за Навального и Соболь

Всю вторую половину лета москвичам приходилось терпеть незаконные митинги, дебоши и шумные «прогулки» либералов по …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *