Вторник , Ноябрь 12 2019
Главная / Государство / Почему мы проиграли?

Почему мы проиграли?

Почему мы проиграли?

1.

Скоро исполнится год с начала последней, поражающей своим цинизмом пенсионной реформы. Ее не поддержали более 80% россиян. Это и понятно: как подсчитали независимые экономисты, поднятие пенсионного возраста лишает среднестатистического россиянина, платившего взносы в ПФ РФ, около 1 миллиона рублей. Именно столько Пенсионный фонд РФ недоплатит каждому гражданину, которого заставят трудиться на 5 лет больше. Есть отчего возмутиться!

С июля по сентябрь 2018 года прошло более 1700 митингов протеста в более чем 100 городах России. Петицию профсоюзов с требованием остановить реформу подписали в интернете около 3 миллионов россиян. Тем не менее власти довели дело до конца. 29 августа президент выступил с телеобращением, в котором поддержал реформу. 27 сентября Госдума, пользуясь тем, что большинство в ней составляют единороссы, приняла законопроект о реформе в третьем чтении (отвергнув поправки оппозиционных партий и профсоюзов). 3 октября законопроект прошел Совет Федерации и в тот же день был подписан президентом.

Ни единороссовское большинство в ГД и СФ, ни министров, ни президента не остановили многотысячные протесты, петиции в интернете и даже 1 миллион подписей против повышения пенсионного возраста, которые активисты привезли в коробках прямо в администрацию президента. Более того, через две недели после подписания законопроекта, выступая на Валдайском форуме — 2018, президент заявил, что «умные люди, а таковых среди россиян большинство, понимают, что реформа неизбежна», и они, хоть и через силу, но якобы поддержали ее. Это вызвало шок даже у сервильных, околовластных аналитиков, которые гадали: перед нами вопиющее незнание реалий или такое странное чувство юмора? Если верно второе, то значит, власть решила: народ все стерпит, и можно с ним делать что угодно… Скажем, отобрать по миллиону рублей у каждого, а потом еще и пошутить по этому поводу на камеры, чтобы потроллить пострадавших…

Как бы то ни было, народ и оппозиция проиграли эту битву за свои социальные права. Это выглядит еще печальнее на фоне того, что госслужащих, получающих совершенно другую, государственную пенсию, эта реформа не коснулась. Всю чиновничью рать — от президента до клерка региональной администрации и простого полицейского — оградили от непредвиденных убытков. Тяжесть последствий от дефицита Пенсионного фонда легла на плечи простых трудящихся.
Увы, мы не сумели выступить единым, ударным фронтом так, чтобы власть пошла на попятную. Единственная уступка, которую удалось вырвать у «реформаторов», — согласие поднять пенсионный возраст женщин не до 63, а до 60 лет. Вместе с тем можно предположить, что эта уступка уже заранее предполагалась теми, кто проектировал реформу, так что большой победы в этом нет.

Почему так произошло? Самое время проанализировать причины нашей неудачи.

<hr/>

2.

Политологи среди таковых причин чаще всего называют всяческие уловки власти: объявление о реформе во время чемпионата мира по футболу, связанный с ЧМ запрет на проведение митингов в больших городах, усиленная пропаганда официальной точки зрения по ТВ. Все это, конечно, тоже сыграло свою роль, но, безусловно, главным не является. Если бы массы были организованны, если бы они выступили единым мощным фронтом, то разве остановили бы их формальные запреты или статисты, изображающие счастливых пенсионеров в ток-шоу Малахова? Естественно, нет.

Те, кто это осознает, основной причиной неудачи называют инертность оппозиции, ее излишнюю умеренность, неспособность оформить рассредоточенный народный протест в общенациональную кампанию против пенсионной реформы. В частности, об этом говорят наши «диванные радикалы», которые, судя по их высказываниям на различных форумах, революционнее самого Маркса. Они не устают клясть сервильность легальных оппозиционеров.

Если отвлечься от эмоциональных характеристик и грубых и однобоких оценок, то придется признать, что дыма без огня не бывает и определенные причины для такого рода заявлений имеются. Некоторым силам в среде легальной и особенно левой оппозиции, которая выступает от имени трудящихся, нужно будет сделать нелицеприятные выводы из случившегося. Однако не следует принимать следствие за причину. Левым разных мастей и профсоюзникам не удалось поднять людей на по-настоящему всероссийскую акцию протеста не потому, что левые и профсоюзники оказались слишком умеренными и инертными. Наоборот, левые и профсоюзники оказались слишком умеренными и инертными, потому что народ не отошел еще от настроений, характерных для предшествующего периода — периода веры в «доброго царя», который обеспечивает стабильность, борется с Западом за Россию и вот-вот «пересажает» «предателей-олигархов».

Народ был идейно не готов к решительным действиям. После «болотных» протестов 2012 года в стране почти не было крупных оппозиционных выступлений. Более того, присоединение Крыма в 2014 году подняло рейтинг власти и прежде всего президента до невиданных высот. На короткое время массам простых граждан показалось, что власть повернулась к народу, готова начать воссоединять бывшее советское пространство, во всяком случае, насколько это возможно, готова избавиться от национал-предателей, прозападных либералов в своей среде, готова изменить свою прежнюю неолиберальную антинациональную и антинародную экономическую политику. Тем более что с Запада из уст самых высокопоставленных политиков посыпались обвинения: мол, Путин возрождает советскую империю, Путин предал либералов и прорабов капиталистической перестройки, которые привели его к власти в 2000-м! Официальные СМИ охотно повторяли и тиражировали эти обвинения, преподнося их народу как признание врагами заслуг президента, и народ этому наивно верил. А под эти реляции близкие к высшей власти миллионеры и миллиардеры подсчитывали свои доходы, а провластные аналитики готовили предложенную МВФ пенсионную реформу…

В то же время оппозиционные партии, движения, профсоюзы ведь существуют не в безвоздушном пространстве. В них в последние годы приходили люди — плоть от плоти общества, где нацлидер имел рейтинг, зашкаливающий за 80%. Поэтому на митингах против пенсионной реформы представители официальных профсоюзов и некоторых других организаций требовали от митингующих снять лозунг об отставке президента. Мол, нужно лишь подождать — выступит наш лидер-патриот по телевизору и все отменит. Когда же выступил и поддержал реформу, наступило состояние шока. Протестная активность резко пошла вниз.

До телеобращения Путина в России было зафиксировано 1700 митингов протеста, а после — лишь около 300. Люди уже поняли, что высшую власть просить о чем-либо бесполезно, но многие еще не доросли до мысли, что можно попытаться взять инициативу в свои руки и добиться от власти того, чего она не хочет делать. Однако, как говорил один политик, процесс пошел. 300 митингов протеста до телеобращения президента 29 августа стоят куда больше 1700 до телеобращения. Значительная часть людей, которые вышли на улицы до 29 августа, — это те, кто протестовал против главы правительства, отдельных министров, либеральных экономистов, кормящихся у власти, но не против самой высшей власти. Это те, кто подписал обращение к президенту и верил, что добрый царь окоротит злых бояр. Те, кто вышел на улицы после 29 августа, — это уже люди, с глаз которых спала пропагандистская пелена. Это люди, которые поняли, что нами правят наглые и циничные олигархи, которые ненасытны в своем маниакальном стремлении к обогащению, которые растратили деньги Пенсионного фонда, но не хотят делиться даже копейкой с пенсионерами и желают решить их проблему за счет трудящихся — детей и внуков этих пенсионеров.

А если процесс пошел, то постепенно все наладится. Так уж устроена жизнь, что армия, когда она не ведет военных действий, а отдыхает на «зимних квартирах», начинает разлагаться, терять былую дисциплину и боеготовность, предаваться разным нарушениям устава. Но стоит начаться настоящим боям, армия обновляется, избавляется от лентяев, трусов и гуляк, выдвигает из своей среды командиров, проверенных нахождением под пулями и тяготами в окопах, — и побеждает. То же самое происходит и с народной левой оппозицией, которая ведет затяжное противостояние антинародному режиму…

<hr/>

3.

Итак, ни оппозиция, ни народ не были готовы к такому резкому наступлению на социальные права граждан. Неготовность эта выражалась и в разобщенности нашего общества, трудящихся разных поколений, чем «реформаторы» и воспользовались, искусно применяя принцип «разделяй и властвуй».

Ядро выступавших против пенсионной реформы составили так называемые предпенсионеры, то есть те граждане, которым осталось до выхода на пенсию по старым меркам несколько лет. Теперь они обречены на то, чтобы получать пенсию лишь через год, два или три (поскольку возраст будут поднимать поэтапно, то пять лет ожидают тех, кто еще относительно молод). Они, собственно, и не собирались уходить с работы, но рассчитывали, что к зарплате получат солидную прибавку в виде пенсии. Теперь их этого лишили. Их возмущение легко понять, и было ожидаемым, что в первую очередь выйдут на улицы и площади именно они. Если бы их поддержала трудовая молодежь, люди среднего возраста и те бывшие рабочие, крестьяне, бюджетники, кто уже находится на пенсии, то протест действительно перерос бы в общенациональный. Но ни те, ни другие, ни третьи в основной массе не выступили вместе с предпенсионерами. Как показывают опросы, значительная часть нашей молодежи вообще не связывает свое будущее с Россией.

В 2018 году специалисты ВЦИОМ обнародовали шокирующие данные: более 31% молодых россиян в возрасте от 18 до 24 лет собираются выехать на постоянное место жительства за рубеж, в основном в Евросоюз и США. Причем, по сравнению с 2017 годом, эта цифра выросла на 7%. Если дело и дальше пойдет так, то к концу нынешнего срока Путина курс на эмиграцию возьмет около 60% российской молодежи.

Пенсию эти парни и девушки намереваются встретить уже под солнцем Южной Франции или Северной Каролины, поэтому до проблем с российским пенсионным фондом им дела нет. Понятно, что на самом деле желание большинства из них не сбудется и их ожидает нищая старость на Родине. Но пока они уверены, что это произойдет с кем-то другим, но не с ними. Поэтому на митинги против пенсионной реформы они не пошли. Пошла «школота» Навального. Пошли молодые коммунисты и комсомольцы. Но этого оказалось недостаточно.

Люди среднего поколения — не студенты, но и не предпенсионеры — также высокой политической активности не проявили. Конечно, они тоже были против, тем более что лет через 15–20 повышение пенсионного возраста коснется их в полной мере. Но ведь это будет лет через 15–20 лет, а они в большинстве своем настолько загнаны в угол своим финансовым положением, что могут думать лишь о дне сегодняшнем. Практически все они горбатятся на 2–3 работах. Нужно кормить семью, детей, откладывать детям на образование, многим — платить за ипотеку. Ходить по оппозиционным митингам у них времени нет: к ночи только домой возвращаются. На выходных и во время отпуска у них сады-огороды, без продукции с которых некоторым также трудно прожить. Да и опасное это дело — оппозиционные, а тем более несанкционированные мероприятия посещать. Загребут в полицию, бумага на работу придет — начальство враз сократит. И тогда прощайте, ипотека и коммерческий вуз для ребенка!

К тому же за здоровьем следить у них ни времени, ни денег нет, поэтому о пенсии они не думают. Мой сосед, когда я спросил его о пенсионной реформе, так и сказал: я дальнобойщик, постоянно не высыпаюсь, под машиной и в дождь, и в снег валяюсь, неужели ты думаешь, я до пенсии доживу? И это, увы, широко распространенное настроение среди простых трудяг среднего возраста…

Остаются еще пенсионеры. С 90-х годов они были одной из самых политически активных социальных групп. Они легко организуются, поскольку выросли в советские времена и имеют навыки солидаризма. У них есть много свободного времени для того, чтобы ходить на митинги и пикеты, и они не боятся, что их за это уволят с работы, лишат премий и т. д.

В 2005 году они так мощно выступили против монетизации льгот, что власть дрогнула. Но тогда это касалось непосредственных интересов социальной группы пенсионеров. Сегодня — другая история. Пенсионная реформа никак не ударяет по тем, кто уже на пенсии. Более того, власть постаралась все повернуть так, что все затеяно ради того, чтоб повысить их благосостояние или хотя бы сохранить имеющееся. Основной посыл пропаганды состоял в том, что выплачивать пенсии сегодняшним пенсионерам можно только за счет тех, кто работает, а таковых становится меньше. 

Вывод: если предпенсионеры не будут работать дальше, пенсионеры станут получать меньше, а некоторые и вовсе перестанут получать что-либо, кроме социальной минималки. Фактически власть столкнула лбами эти две социальные группы, внушила, что их интересы противоположны, и получила с этого свои политические да и финансовые дивиденды. Кроме того, пенсионерам пообещали еще повышение в 1000 рублей. Деньги невеликие, но обставили все таким пиаром, что некоторые бабушки и дедушки попались на эту ловушку.

Наконец, и самим пенсионерам также пообещали «морковку». Наш нацлидер «позаботился» о них, и по его предложению был принят законопроект о наказании тех работодателей, которые необоснованно уволят предпенсионеров. Безусловно, некоторые из протестующих поверили, что это улучшит их положение…

<hr/>

4.

Сегодня, год спустя, уже ясно, что власть обманула всех. В июне появились те, кто вышел на пенсию на полгода позже. Некоторые из них потеряли работу и эти полгода не получали ни зарплату, ни пенсию. Предпенсионеров увольняли и будут увольнять, и, как показывает практика, чрезвычайно трудно доказать, что такое увольнение было намеренным, а в противном случае работодатель вообще никак не пострадает. Тысячу рублей, которую получили пенсионеры, сразу же съели инфляция и постоянные повышения цен. 

Даже официальные лица признали, что пенсионная реформа так и не привела к повышению уровня жизни пенсионеров, хотя с самых высоких трибун заявляли, что это главная ее цель. 1 июня аудитор Счетной палаты РФ Светлана Орлова в интервью РИА Новости сказала, что после вычета выплат у среднего российского пенсионера на расходы остается всего 200 рублей в день.  Люди работают сверх положенного, не получают пенсию, которую им бы уже назначили, не будь реформы, пенсионеры как жили в нищете, так и живут, зато богатства банкиров и олигархов остались нетронутыми, правительство тратит миллиарды на поддержку банков своих друзей, чиновники под видимостью реализации нацпроектов разворовывают бюджетные средства… Политическое руководство страны, воодушевленное легкой победой над трудящимися в 2018 году, в следующем, 2020-м готовит уже новую пенсионную реформу.

Недавно Центробанк подтвердил планы введения в будущем году индивидуального пенсионного капитала (ИПК), который должен заменить накопительную часть пенсии. Работодатели граждан будут переводить часть их доходов в специальные негосударственные пенсионные фонды (НПФ), где деньги будут храниться на особых счетах якобы как их личные, а не государственные средства. Не стоит забывать, что стало с накопительной частью пенсии, которую также объявляли средствами самих граждан. По решению правительства сразу же после введения западных санкций эти средства заморозили и процедуру заморозки продлевают каждый год. То есть эти «свои деньги» граждане не могут забрать из пенсионного фонда с 2014 года и, по мнению аналитиков, никогда не смогут. Господин Улюкаев, когда он еще был министром, а не простым лагерным библиотекарем, прямо заявлял, что этих денег давно нет, они потрачены.

Не исключено, что, создав ИПК и сосредоточив там немалые средства, власть, снова под предлогом заморозки, попробует изъять часть доходов у населения…

 Значит, людям труда предстоит новая битва с олигархической властью. И исход ее, вопреки уверенности власти, совсем еще не ясен. Некоторые последние события позволяют надеяться, что оппозиция и народ сделали кое-какие выводы.

Источник: newsland.com

Смотрите также

Рост преступности станет трендом на годы

Праздник, говорите. День полиции. Ну посмотрим. Статистика официальная, сайт МВД. «В январе — сентябре 2019 года …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *