Воскресенье , Август 18 2019
Главная / Государство / Почему в США голосуют за Трампа, а в России за Путина?

Почему в США голосуют за Трампа, а в России за Путина?

                Трампизм и путинизм аберрация системы или её перенастройка? Почему в Америке голосуют за Трампа, а в России – за Путина?

 

В статье известного казанского ученого и публициста Ф. Насыбуллина «трампизм» и «путинизм», состоящей из двух частей, сделана первая серьезная попытка осмысления двух феноменов, оказывающих решающее влияние на переформатирование существующего миропорядка. Автор подчеркивает, что Трамп появился не случайно, а есть реакция здоровой части американской элиты на внутренние проблемы США и вызовы нового времени.Западу нужна новая элита и Трамп как предвестник переформатирования всего евроатлантического пространства. Каковы истинные причины желания Трампа улучшить отношения с Россией? Будет ли, доллар свергнут с высшего пьедестала и какова судьба госдолга США, ставшего гирей на шее тонущей экономики? Присмотрено место США в новом глобальном мире. Если Трамп это всерьез и надолго, то намерен ли Трамп, вслед за выводом войск из Афганистана и Сирии, закрыть все военные базы США? И наконец, станет ли Трамп президентом США второй раз. Код Путина разгадывается во второй части статьи. Раскрыта причина «дихотомия» путинизма, вскрыты его философские, экономические и социальные корни. Впервые дана беспощадная критика историософской позиции Гайдара в его распиаренных опусах «Государство и эволюция».Подчеркивается, что путинизм это преодоление ельцинизма и горбачевщины в их худших формах. Дан ответ, почему реализация принципов конституции РФ 1993 безальтернативный путь возрождения России и почему национальных проектов Путина недостаточно без других системных экономических шагов и каких. Что нужно сделать, чтоб побороть нищету и бедность россиян и за что директорам малого и среднего бизнеса следует выдать медали за мужество и стойкость. И наконец, как реанимировать в РФ подлинную рыночную экономику и создать не мнимое, а реальное гражданское общество.

                                                                                                     

                                                                                                            ЧАСТЬ1 Трампизм.


 


    Без ответа на вопрос, какова природа и сущность трампизма и путинизма, как общественно-политических и экономических явлений невозможно квалифицированно и с научной добросовестностью разобраться во всех хитросплетениях современной геополитики и мировых тенденциях. Серьезная аналитика, если она серьезна, должна прочно опирается на глубокую теоретическую базу, без чего многочисленные статьи и даже толстые фолианты превращаются в набор кухонных сплетен. Но сначала для верности анализа нужно как на весах определить тянет ли трампизм, начнем с него, на целостное классическое учение? Не слишком ли много чести взбалмошному, экстравагантному, в конце концов, бизнесмену и шоумену в одном флаконе, как его представляют миру многие, с нашей точки зрения, неглубокие аналитики, оказаться в одном ряду с такими титанами мысли как скажем К. Маркс, А. Смит или Д. М Кейнс? Популист, «расистская свинья», лжец, бизнесмен, а не политик или «искатель простых ответов на сложные вопросы» все эти эпитеты о Трампе самих американцев, отражающие их глубокий системный кризис. От себя добавим — у Трампа нет даже научных трудов. Но это обстоятельство не дает основания говорить, что трампизм возник на пустом месте, а потому временен и случаен. И вообще вряд ли теперь когда-либо возникнут титаны мысли равные гениям прошлого. Скорее истину нужно будет выискивать, как курочке по зернышку, у наиболее вдумчивой части ученых, посвятивших себя исследованию проблем социума, на обобщениях которых и возникла идеология трампизма. Безусловно, трампизм не может как марксизм или либерализм претендовать на общемировую доктрину. Но его основные постулаты как суверенитет, протекционизм, национализм, реставрация демократии и даже антиглобализм вкупе с локализацией, безусловно, окажут решающее влияние на перестройку институтов власти и экономик всего мира. А они двинулись в новую глобальную эру, свидетелями и участниками переустройства, которых мы являемся.

    Придя в Белый дом в результате победы над демократами, республиканец Трамп, не имея даже полной поддержки своей партии, тем не менее, одержал сокрушительную победу над Х.Клинтон. Многие увидели в той победе Трампа не только не закономерный результат, но прежде всего игру случая. Более того влиятельная демократическая часть истеблишмента США даже обнаружила руку Москвы. На наш взгляд слишком поверхностно проанализировали победу Трампа и многие отечественные аналитики, в том числе весьма маститые. Одни в той победе увидели реакцию общества на издержки политики Обамы, другие, ближе к истине, исходят из накопившихся внутренних проблем США, а кто то, мелко плавая, все свели к популизму и экстравагантности Трампа. Отечественные либеральные СМИ, как верные псы своих хозяев, перепевают нелепую версию вмешательства Москвы в выборы США и ненавидят Трампа, прежде всего, из-за курса на нормализацию отношений с Россией и сокращения финансирования на всякие подрывные НКО.  На смену капитализма с его частнопредпринимательской психологией извлечения прибыли любой ценой, приходит время рациональности и всеобщей справедливости, учета общих интересов, что среди адекватной части мирового сообщества получает все большую поддержку. Но стереотипы еще прочны. В руках ретроградов колоссальные ресурсы, в том числе прикормленные СМИ. Мертвый хватает живого. Они ради сохранения своих позиций готовы на все. Все это видно на примере третирования Трампа демпартией, которая прикрывшись социалистическими лозунгами, на деле есть верный слуга капитала и особенно финансового лобби США. Но прогресс, как и восходящее солнце, еще никому не удалось остановить.

   Так чью же волю и интересы выражает Трамп? Если следовать методе классика, то три источника и три составные части трампизма проистекают и лежат в плоскости философских, экономических и социальных проблем, в совокупности, наиболее четко объясняющие суть этого явления. С философской точки зрения, трампизм это ответ США на проблемы глобализации, которая из источника развития для США, превратилась в проблему, и даже тормоз. На практике оказалось, финансовая глобализация при доминировании долларовой системы принесла больше минусов, чем плюсов: расчет, что глобализация по лекалам США приведет мир к росту инвестиций и ускорению не оправдался. Вместо этого человечество получило нестабильность, новую бедность, усиление неравенства и всеобщую незащищенность. Экономические и политические потрясения 20 века способствовали расцвету постмодерна. Ему, с одной стороны, принадлежит заслуга в развенчивании мифа нетленности старых ценностей и устоявшихся правил, конечности истории с приходом капитализма, а с другой, он безосновательно девальвировал и извратил такие понятия как история, традиции и обычаи, народ, классы, государство, культура, свобода и даже человек. В том числе христианское понимание добра и зла. На поверку их идеи не только не сняли противоречия существующего мира, а скорее их усугубили. Более того, увели философскую мысль в область абстракции и голых текстов. И, даже, без преувеличения, к расчеловечиванию, социальному дарвинизму в его крайних формах как евгеника и расизм. Тем не мене, постмодерн стал триггером переустройства отжившего свой век старого миропорядка. Вызвал к жизни трампизм, философским камертоном чего стал не постмодерн, а консерватизм. Течение, прямо противоположенное постмодерну. В Италии вновь в паспорта вернулось доброе понятие мать и отец вместо, родитель один и два. Возможно это первая ласточка выздоровления общества.

   Увлекшись финансиалзацией мировой экономики, где долларовая гегемония стала основным инструментом глобального доминирования, США утратили роль экономического локомотива. Переведя реальное производство за пределы своей страны, оставив себе лишь роль финансового центра и потребителя реальных экономических благ, США превратились в голого короля. Собственное население оказалось отрезанным от источников существования, и государство все больше было вынуждено тратить средства на социальные программы, дабы избежать революционных потрясений. Правда и в том, что США далеко продвинули процессы глобализации: инновации в коммуникационной, транспортной и информационных технологиях создали беспрецедентные возможности для одновременности ( он-лайн совещания, конференции и проч) и мгновенности (расчеты и перевод денег), но не могли уберечь США от проблем безработицы и новой бедности. Предоставленными США миру детерриториализацией, интенсификацией взаимосвязей и социальным ускорением в полной мере воспользовался Китай, который не только потеснил США в мировых рейтингах, но реально стал претендовать на роль новой мировой сверхдержавы, у которого сбалансирована финансовая и производственная структура экономики. Более того, Китай становится не просто фабрикой мира, но и центром инноваций и новых технологий, все больше тесня США в этом вопросе. Достаточно сказать, что если лет 10 назад китайские студенты массово оставались после учебы в США, то теперь почти 70% их выпускников возвращаются на родину, где в полной мере заработали социальные лифты.

   Трампизм есть ответ и на вопрос о месте государства в нарождающемся глобальном миропорядке. Если еще недавно считалось, что глобализация стирает национальные границы, сводит государство на нет, переводя центр управления автономным от национального контроля ТНК банковским структурам и международным организациям, то сегодня в западном научном сообществе все громче звучат голоса в пользу усиления роли государства в глобализационных процессах, полностью созвучных идеологии трампизма. Поэтому уместнее сравнивать Трампа не с Рейганом, а Ф. Рузвельтом, ставшим ответом на вызовы Великой депрессии США 30-х годов. Элиты США переоценили возможности глобализации, не учли, что она сложный процесс, сочетающий центробежные и центростремительные векторы развития, а потому требующая не однолинейного, а синергетического подхода, который и является ключом к вхождению в новый мега мир. В этом отношении характерна работа Д. Родрика «Парадокс глобализации: демократия и будущее мировой экономики» — «Новый взгляд на глобализацию», опубликованная в электронном журнале «Экономическая социология» за 2014 год. Он увидел главное противоречие современности в несоответствии между национальным характером власти и глобальной природой рынков. Он пишет: «Здоровая глобальная экономическая система невозможна без тонкого компромисса между тем и другим. Наделив правительства слишком большими полномочиями, вы столкнётесь с протекционизмом и автаркией. Дав рынкам слишком много свободы, вы получите нестабильную мировую экономику». Решение проблемы он видит в том, что «… рынки и правительства дополняют, а не заменяют друг друга. Если мы хотим, чтобы у нас было больше рынков, и они были более эффективными, нам нужно больше власти, и она должна быть более эффективной. Рынки лучше всего работают не там, где государство слабое, а там, где оно сильное. Во-вторых, мы не обязаны придерживаться одной-единственной модели капитализма. К экономическому процветанию и стабильности можно прийти, применяя различные комбинации институциональных механизмов на рынках труда, в финансах, в корпоративном управлении, социальном обеспечении и других сферах».

   На этом его переворачивающий устоявшийся взгляд на мир не заканчивается. Он пишет: «… в моих глазах демократия и национальное самоопределение важнее гиперглобализации. Демократы имеют право защищать свою социальную систему, и в тех случаях, когда это право сталкивается с требованиями глобальной экономики, отступать должны последние. Кое-кто может подумать, что этот принцип делает глобализацию невозможной. Вовсе нет. Укрепление национальных демократий в реальности даст глобальной экономике более надёжную и более здоровую опору. В этом-то и заключается главный парадокс глобализации. Ограниченный свод международных правил, оставляющий национальным правительствам значительное пространство для манёвра, — вот что будет лучшей глобализацией. Сохранив экономические плюсы нынешней глобализации, она будет избавлена от её недостатков. Нам нужна не максимальная, а продуманная глобализация». Думается, в этом контексте более понятна политическая логика Трампа. Он, ломая старый миропорядок, действует не как слон в посудной лавке, а как вдумчивый стратег, выстраивающий новую конфигурацию глобализации, в которой США могли бы быть не единственным центром мира, а равным, среди равных. Много полярный мир тоже не панацея, а лишь переходный период к новому единству. Но США, как наследие имперского мышления, конечно же, будет стремиться быть ровнее всех, пытаясь застолбить роль доллара как мировой резервной валюты для сохранения своей значимости. А может «амеро», новая валюта, припрятанная в рукаве финансовых фокусников США? Но думается это сизифов труд. Похоже, золоту придется на какое-то время вновь взять на себя роль всеобщего эквивалента. Центром мира будет не одна страна, а совокупность всех стран со своими институтами власти, валютой и правом, выражающими волю жителей всей планеты. Но это образ вырисовывающего мира, а пока Трамп намерен разногласия решаться не на полях сражений, а за столом переговоров. Отсюда его стремление наладить отношения с Россией и КНР, и даже Северной Кореей. В этом же ряду желание полностью уничтожить весь ядерный потенциал планеты. Истинные мотивы трампистов по поводу этой инициативы и улучшения отношения с Россией туманны, но одно ясно: нужно эту передышку, как и высокие цены на нефть, максимально использовать для поднятия экономики страны, которая, конечно же, несоразмерна амбициям Путина на международной арене, которые объективно отвечают стратегическим целям России.

   Но, противодействие трапизму настолько сильно, насколько сильна мировая финансовая олигархия, которую старые порядки более чем устраивают. Как набат звучат пессимистические выводы ряда ученых-естественников о пределах роста мира и, следовательно, чуть ли не о конце света. Еще американский философ и социолог Э. Тоффлер («Шок будущего» 1970 г.), а затем и отечественный академик И. Фролов, отметили чрезвычайное ускорение мирового исторического процесса с начала 20 века, что в сложных системах всегда сопряжено с точкой бифуркации, когда система либо разрушается, либо трансформируется. Трампизм есть посланник сил, которые за переустройство мира, а не за его погибель. Но глобальное финансовое за кулисье ради сохранения привилегий готовы на глобальную катастрофу, прямо заявляя, в частности, о допустимости ядерной войны на фоне усиления русофобии и милитаристской риторики. Они, развязав санкционную войну и прежде всего против России, повязав Трампа в этом вопросе по рукам и ногам, сами того не ведая, искусственно тормозят глобализационные процессы, подталкивая мир к вселенской катастрофе. Финансиализация мира как спрут охватила всю планету, а трампизм несколько запоздал, усугубив болезнь. Похоже, одной терапией этот гордиев узел не развязать, для чего Трампу нужен второй срок. В его победе сомневаться не стоит, ибо за ним правда и прогресс.

  Экономической основой трампизма является антиглобализм, но не в примитивном понимании как отрицание мировой интеграции, носящих объективно неизбежный характер, а как диалектически сложный процесс единства и борьбы противоположностей. Цель Трампа сделать США не только донором, но и реципиентом нарождающегося единого мира. Сомнения в правильности курса на мировое лидерство США начали посещать адекватную часть американской элиты еще до мирового кризиса 2008 года. Былая самоуверенность сменилась сомнениями и растерянностью, а стремительный рост госдолга и вымывание среднего класса и вовсе подвергло американцев в шок. Вопреки распространенному мнению, что весь мир кормил США, покупая их гособлигации, реальность оказалась несколько иной. По факту США, искусственно подогреваемым внутренним спросом поддерживали и стимулировали всю мировую экономику. Заседания ФРС США в последние годы проходили не столько под ракурсом влияния курса доллара на внутреннюю экономику, сколько на реакцию и сглаживания волатильности и рисков для всех финансовых игроков, зачастую в ущерб собственным интересам. Не случайно Трамп как то изрек, что мир ограбил Америку, имея ввиду несправедливые торговые соглашения, низкий курса национальных валют, демпинг, отрицательный торговый баланс и беспошлинную торговлю на рынках США. В довесок, по словам Трампа, ограбленный еще оказался и должным всему миру.

   После распада СССР США захватил лидерство, по сути, стал мировым смотрящим. Доллар занял место единственного всеобщего эквивалента, а ФРС США — исключительного эмиссионного центра. Поначалу все складывалось для гегемона хорошо, но вскоре стало ясно, что США не тянут, о чем красноречиво заговорил растущий не по годам, а по часам долг США. Только за 8 лет правления Обамы он удвоился и достиг астрономической цифры в 20 трлн. дол. Трамп, снизив налоги, за 2 года довел долг до 22 трлн. А если брать общий долг, то он уже подошел к 360% ВВП. Жизнь не по средствам стала бичом США. Это касается и домохозяйств. Если лет 40 назад США в мировом производстве и потреблении сохраняли баланс, то теперь потребляет так же, но уже почти ничего не производит (соотношение сегодня примерно 40 на 18%). Отсюда всеобщее стремление прорваться на емкий американский рынок, который уже без допинга в виде все новых и новых заимствований текущий уровень потребления, а значит и уровень жизни американцев, обеспечить не может. Но пока США продолжает самоубийственную политику, допущенные на американский рынок страны, получая прибыли, скрежетя зубами терпят все наглости их политики. Америка надорвалась, и явно роль единственно мирового гегемона она одна уже тянуть не в силах. Отсюда Трампизм. Но отсюда и ожесточение клинтоноидов. Нельзя, но хочется. Такую волюнтаристическую политику «продолжения банкета» любой ценой финократия и всякие соросы хотели бы продолжить. Что до интересов народа США и растущего с геометрической скоростью долга, то им плевать. Они давно оторвались от интересов народа и исповедают лишь одну корысть. А это пролог революций и гражданской войны, о чем в американском обществе уже говорят открыто. Поддерживать роль мирового жандарма и существующий уровень жизни в США стало возможным лишь за счет наращивания долга. Все своё производство перевели в Китай, финансовый сектор погряз в спекулятивных операциях, создавая иллюзорные пузыри благополучия, а оставшийся реальный сектор стагнировал, где маржинальность по сравнению с финансовым сектором, ничтожна. Весь реальный сектор США, по сути, банкрот. Лицом Америки стали не Форды и Гейтсы, а финансовые спекулянты типа Сороса или аферисты типа Мейдоффа. Именно подобные персонажи толкают клинтоноидов во власть и всячески третируют Трампа, олицетворяющим собой трудовую и здоровую Америку.

   «Я возвращаю власть народу» — эти слова Трампа, сказанные сразу после победы над Клинтон, многие отнесли к обычной инаугурационной риторике победившего кандидата. Как правило, до Трампа, так и было. Но не в данном случае. В этих словах заключается вся суть трампизма и одновременно ключ к пониманию глубины этого общественно политического течения. Логично предположить, что если власть возвращается народу, то, следовательно, она у кого-то до того была и теперь её нужно вернуть взад. У кого в США власть оказалась? Ведь наши либеральные СМИ и прикормленные западом НКО, представляли нам США чуть ли не как град божий на земле с совершенной демократией. Но как выясняется это далеко от истины. По мысли Трампа вся власть в США принадлежит истеблишменту и осушить вашингтонское болото главная его задача. Под болотом он понимает финансовый олигархат, а, следовательно, в США утвердилась не демократия, а финократия. Демпартия США находится на её содержании, и потому выражает интересы мировой финансовой мафии. Все нападки на Трампа вплоть в обвинении чуть ли не измене Родине, сдаче Путину побед США в холодной войне, есть желание гнилой части демократической партии и финократии сохранить существующие порядки. Понять всю глубину замыслов Трампа не так просто. Но можно. Они изложены в его предвыборных обещаний и реальных делах за 2 года президентства. Причем Трамп, несмотря на противодействие, достаточно последователен, как паровоз, идет к намеченной цели. Из заявленного видно, что США отказываются от роли мирового гегемона, сосредоточившись на внутренних проблемах. Отсюда конкретные решения по защите своего национального рынка. А это выстраивание таможенных барьеров, снижение налогов как стимул возвращения реальных производств обратно. Переговоры с Китаем, ЕС и Японией, главными их кредиторами по вопросам снижения внушительного торгового дефицита, выход из Трансатлантического договора, Парижского соглашения, разрыв Транс тихоокеанского партнерства и намерение выйти из ВТО, НАТО и даже — уничтожение Евросоюза и проч. далеко не полный перечень ближайших планов Трампа. Вырисовывается картина, но полного рисунка еще нет. Вряд ли конечный пункт известен и самому Трампу, но что так больше жить нельзя ясно давно. Триггером активизации деятельности трампистов стал громадный долг, усугубленный катастрофическим положением мировой экономики. Она тоже погрязла в долгах. Если эти рассуждения подтвердить цифрами, то глобальный долг, включающий долги правительств, банков, корпораций и домохозяйств, достиг астрономической цифры – 233 триллиона долларов. Причем долг начал расти с геометрической прогрессией. Если за 17 лет он утроился, то только за последние два года он удвоился, достигнув 327% мирового ВВП. Весьма примечательные данные приводит Институт международных финансов GlobalDebtMonitor, который подсчитал, что основная часть мирового долга -178,3 трлн. долларов приходится на развитые экономики, а меньшая часть — на развивающие страны. Учитывая это обстоятельство, можно резюмировать, что экономики развитых стран из локомотивов прогресса, превратились в старую клячу, которую еще можно впрягать, но тянуть она уже в силах. В экспертных кругах все больше появляется статей, в которых доказывается, что последние лет десять западные экономики не росли вообще, а попросту накапливали свои долги, продлевая агонию за счет включения печатного станка, доведя учетную ставку до отрицательных значений. Международные институты с придыханием рапортуют о выходе мировой экономики из рецессии и темпах роста в пределах 1-3% . Однако, ряд известных экономистов, проанализировав эти данные, пришли к выводу, что реальное оживление экономики начинается с 3%. Китайские же экономисты вообще считают, рост экономики и благосостояние людей заметны лишь при темпах не менее 5% . Эти выводы подтверждаются и статданными. В США средний доход семьи (с учетом инфляции) с 2000 года упал на 7%, хотя все эти годы (за исключением 2008 года) экономика росла в пределах 2-3%. Трамп есть системный ответ и на этот вызов. Что он намерен предпринять? Не сократить, а полностью погасить госдолг. Данные обещания он делал еще в период предвыборной гонки. А проблема долга приобретает для США угрожающие размеры. Только в 2018 финансовом году на обслуживание общего долга Минфин США потратил из бюджета 523 млрд. долл, что составляет 12,5% бюджетных расходов. А долг США продолжает расти. А тут еще политика ФРС, которая начала повышать процентные ставки, увеличивая стоимость обслуживания госдолга. А если учесть тесную связь центрального банка Америки с финократией, то не играет ли она на стороне демократов, пытающих путем повышения стоимости кредита ввергнуть экономику в рецессию к 2020 году, когда Трампу придется переизбирать на второй срок? Все это вызывает серьезное недовольство Трампа политикой ФРС, подталкивая его к радикальным шагам. И, похоже, ФРС услышало Трампа, отказавшись от политики ужесточения кредита. Вариантов у Трампа несколько: реструктурировать долг, включить печатный станок, объявить дефолт или прибегнуть к проверенному историей приему развязывания победоносной войны. В любом случае, зная экстравагантность и железный характер Трампа, какие-то действия он и его команда наверняка готовят. События в Венесуэле, возможно, находятся в этой логике .       Помимо философских и экономических корней трампизма, не менее важное значение имеют его социальные факторы. Социальные проблемы возникают в слабых экономиках. Если Германия и РФ по Конституции социальные государства, то США, никогда не позиционировавшие себя в таком качестве, по факту превратилось в самое настоящее патерналистское государство, игнорируя свой же тезис – государство вам ничего не должно. Сделай себя сам — главный принцип американского образа жизни — давно канул в лету. Но по факту, именно Америка в результате волюнтаристской внешней и внутренней политики стала едва ли не первым государством в мире, где чуть ли не большая часть бюджета уходит на многочисленные социальные программы. Для сравнения Германия и Россия тратит до 50% и 30% бюджета на социальные программы соответственно. Если дело и дальше так пойдет, то социальные расходы, вызванные не заботой о людях, а как вынужденная мера, дабы снизить протест, может разорвать экономику США изнутри. На поверхности уже не скрыть факт, что США теряют средний класс, а потому бедность и нищета стали повсеместны. Победную риторику американских политиков о восстановлении экономики нужно жестко фильтровать. До улучшения ситуации как до Луны. В глубине общества накопились большие проблемы. Наркомания, преступность, психические расстройства и всеобщее ожирение лишь цветочки на фоне всеобщей депопуляции населения. Если раньше о нищете в США стыдливо умалчивали, то теперь об этом говорят открыто и тема перебралась в область публичной политики. В 70-е и 80-е годы росло число среднего класса и его благосостояние, при этом жившее поколение было уверено, что их дети будут жить еще лучше. Однако вот уже почти 20 лет жизненный уровень американцев в относительных величинах неуклонно падает. Денег нет, но вы держитесь по-американски. Трамп буквально заявил: «94 млн. американцев безработные, более 43 млн. людей живут в бедности и более 43 млн. живут на талонах на питание. Один из пяти трудоспособных человек не работает». Специалисты по США прямо пишут, что официальную границу принадлежности к среднему классу около 4,5 тыс. дол. в год можно смело забыть. «Если в Вашингтоне вы обратитесь к человеку, который зарабатывает $100 тыс. в год, со словами: «Приятель, да ты богач», вы его точно приведете в бешенство, – предупреждает Рик Эдельман, финансовый консультант в корпорации Fairfax, автор книги «Обычные люди, необычные капиталы». – В столице такой доход не позволяет ни оплачивать обучение детей в колледже, ни даже откладывать на собственную старость».

    А расходы правительства США на социальные программы неизбежно будут расти в силу удорожания мед услуг и лекарств усугубленные проблемой старения населения. Поэтому США объективно вынуждены постепенно отказаться от глобального лидерства, потому что банально оно ему не по карману. Обострение внутренних проблем неизбежно толкает Трампа к решению внутренних проблем с одновременной потерей интереса ко всему, что происходит за пределами США. Отсюда намерение Трампа уйти из Сирии, Афганистана и других горячих точек, которые его предшественники подожгли. Не исключено, что в дальних планах закрытие многочисленных баз за рубежом. Американцы поставлены в жесткие рамки. Дефицит бюджета при неясных перспективах роста экономики будут дамокловым мечом висеть над всеми принимаемыми решениями Трампа, отрезвляя заодно его противников. Что мы уже наблюдаем по факту, когда демократы сами, по их же словам, устали от санкционной борьбы с Россией. ЧАСТЬ 2. Путинизм.

Источник: newsland.com

Смотрите также

В чём необходимость и каковы проблемы Pax Avericana?

http://www.dal.by/news/178/02-07-19-2/ Источник: newsland.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *