Четверг , Июль 18 2019
Главная / Государство / Предновогодняя сказка

Предновогодняя сказка

Предисловие.

Как вы понимаете, друзья мои, если есть сказка предновогодняя, то будет и новогодняя, но опубликую я её 1 января 2019 года.

Как всегда, я болею творчески и пишу сама себе исключительно сказки. Правда со стихотворными не очень сложилось. Написалась одна и ту следует ещё набирать, править и дорабатывать. 

Итак, СКАЗКА.

В маленьком городке, на картах страны не обозначенном, на глобус не нанесённом, окружённом лесами дремучими и болотами страшнючими, аккурат в двух шагах от площади центральной, в отдалении от стройки индустриальной стоял детский сад. Здание белого кирпича издалека казалось теремом сказочным и окружено было горками, песочницами, лесенками, качелями-каруселями да верандами с резными наличниками. Пахло от детского сада супами молочными, булочками сдобными, корицей да ванилью. Местным народом заведение сие прозывалось Лапландией, поскольку сторожем и дворником при нём состоял мужичок коренастый, не то, чтобы старый, но и не молодой, с пышной русо-серебряной гривой, окладистой бородой, румяный и улыбчивый – Дед Мороз, да и только. И фамилию он носил самую подходящую – Морозов. А уж как его по имени да отчеству звали-величали, то было одной начальнице детского сада ведомо, Василисе Васильевне Умновой.

Это присказка. А сказка начнётся, как водится, нежданно-негаданно, с события непримечательного и вполне себе заурядного.

На второй неделе декабря, когда город из-за оттепели превратился в сверкающий каток, в пору хоть и зимнюю, но из-за предновогодних хлопот для детских учреждений особенно горячую, заболела Акулина-ключница, добрый ангел Лапландии, по-современному, завхоз. А без той Акулины болезной ёлку не нарядить, полотенца и халата белого никому не поменять, веника и швабры на складе не сыскать, что уж говорить о горшках детских и часто бьющейся посуде. Беда, да и только! И послала Василисушка Васильевна гонцов по означенному в личном деле адресу, и явились гонцы с известием печальным: из-за ангины коварной слегла Акулина и потеряла голос, а потому ни прийти, ни позвонить не могла. Но назавтра обещала она прислать свою родственницу дальнюю, коей одной могла передоверить свою ответственность материальную, женщину пожилую, но шуструю, с делом знакомую и верную.

 И точно, явилась пред очи ясные Василисы Васильевны старушонка хроменькая, горбоносая, но чистенькая и опрятная. Представилась она Ядвигой Карловной, предъявила книжку санитарную со всеми допусками и ещё книжку трудовую, а в ней одни благодарности да премии прописаны. И возрадовались все, и закружил всех вихрь приготовлений предпраздничных и репетиций. Уже в самом большом зале и ёлку зелёную поставили, и проводки к ней цветные подвели для гирлянд, что перемигиваются да игрушки подсвечивают, и даже всё для пущей безопасности заизолировали, а на складе сыскалась коробка большущая с игрушками ёлочными, да фигурками разными, что на восточный манер годы символизируют.

Не нравилась новая ключница только сторожу Морозову:

— И внешностью, и именем чистая баба Яга эта ваша Ядвига Карловна, дочка ночи чёрной, да Ворона-стервятника. Потому и отчество у неё каркающее, и хромает она на ногу неживую, костяную. За зря ты, Василиса свет Васильевна, на работу её взяла супротив всяких правил, морочит она тебя, не к добру всё это.

— Ну хоть ты мне голову не морочь, Морозов. Лучше возьми-ка книжицу новую, да загадки подбери поинтереснее, а то старшенькие весь твой репертуар новогодний наизусть знают. Вот тебе книжка и для памяти сладкая коврижка!

— За мой репертуар не боись, Василисушка. А только за Ядвигою, прости господи, я пригляжу. Не нравится мне эта горбоносая хромоножка. Кого-то она мне напоминает.

— Ты телевизор пересмотрел, на Терезу Мэй она похожа, а в свете последних событий она многим бабой Ягой кажется из чувств нервических и патриотических.

— В облаках витаешь, Василисушка, ты хоть и Умнова, да не Премудрова, ох, не Премудрова, — качая головой и бормоча под нос, пошёл прочь сторож Морозов.

Самые нехорошие предчувствия, к несчастью, имеют свойство сбываться.

Пасмурным поздним вечером задержалась Ядвига Карловна в детском саду, а когда хлопнула дверь, ведущая на хоз. двор, обнаружил бдительный сторож пропажу коробки со всеми ёлочными игрушками. Валялись на полу у ёлки только собака меховая да свинка пластмассовая, символы уходящего и грядущего годов. Подхватил Морозов те игрушки, накинул шубейку, выдернул черенок из лопаты, для уборки снега предназначенной, ударил об порог, и превратился черенок невзрачный в посох серебряный, а игрушки заговорили разом. Загавкали и захрюкали:

— Гав-гав, это Яга-Костяная Нога игрушки украла, чтобы праздник сорвать.

— Хрю-хрю, нас из коробки Василиса вытащила, а назад положить забыла.

— Повезло, гав-гав.

— Что ж, друзья мои, надо негодницу задержать и примерно наказать.

— Хрю, она грозилась добро на зло заговорить, в шары змей и жаб засунуть, в хлопушки порох положить, чтобы пожар устроить.

— Гав, я чую след!

— Беги, дорогая моя собаченция, догоняй, хватай злодейку за ногу живую, хвостом подсекай костяную.

— Хрю, я тоже помочь хочу.

— И тебе работа найдётся, — улыбнулся розовому пятачку Дед Мороз. – Подложим-ка мы бабе Яге свинью под порог.

— В переносном, хрю, смысле?

— Нет, в самом, что ни на есть, прямом. Эй вы, ветры буйные, слуги мои разудалые! Несите свинку к избушке на курьих ножках, положите под порог, запорошите снежком. А потом дорогу к избушке завалите снегом сыпучим, сухостоем дремучим, чтобы не добралась Яга до книг своих волшебных, поганок сушёных, до мешочков с травами-отравами. А мне пора оленей моих звать, да сани снаряжать.

И завыли ветры, смешали небо с землёю, стали швырять заряды снежные, переметать дороги прямоезжие, тропки лесные валежником перегораживать. Смекнула Яга, что началась за нею погоня нешуточная, обернулась её Ока-малютка в ступу привычную. Откуда ни возьмись метла появилась волшебная и давай тучи разгонять, с ветрами сражаться, дорогу к избушке расчищать. Крепко Яга прижимала к себе костлявыми кривыми пальцами большую коробку с игрушками, зло переполняло её душу чёрную.

У порога, повела старая носом, чихнула, услыхала испуганное повизгивание и рассмеялась:

— Вот это везение – так везение! Свиные отбивные сами ко мне в гости пожаловали. Ну-ка хрюкни, мой сытный ужин, чтобы я знала, в каком сугробе тебя искать.

Пошарила Яга одной рукой под порогом, сунула в соседний сугроб костяную ногу. Взвизгнула испуганно свинка, нырнула в сугроб, что высился подальше. Поставила азартная старуха коробку, раскинула руки пошире, да и прыгнула на большой сугроб. В этот миг подоспела собака, ухватила Ягу за здоровую ногу, потащила прочь от испуганной свинки. И такое началось: Яга орёт, ругается, пёс рычит, зубов не разжимает, свинка то визжит, то хрюкает, ветры воют, валежник трещит, ухают в чаще филины разбуженные. В самый разгар этой шумной какофонии явился румяный Дед Мороз, домчался он на оленях, бегущих по облакам, впряжённых в сани вездеходные. Ударил Мороз о земь посохом и заговорил громовым голосом:

— Забирайся, Яга, в свою избу трухлявую. За воровство твоё и подготовку теракта в детском учреждении запру я тебя печатью ледяною на все дни праздничные, чтобы неповадно было. И интернет отключу, и сим карту заблокирую, чтобы не смогла ты Змея Горыныча на помощь призвать с его наивным горячим дыханием.

После свершённого приговора посадил он в сани собаку со свинкою, привязал коробку с игрушками и помчался назад в сопровождении метели сестрицы да вьюги-подруги, по пути разрисовывая окна спящих домов, одевая в белые шубки деревья, превращая реки и озёра в катки зеркальные да хрустальные. Той же ночью нарядил Дед Мороз ёлку спасёнными игрушками, зажёг огоньки весёлые на радость всем обитателям Лапландии.

Утром начальница Василиса посочувствовала Морозову, у которого после ночной снежной кутерьмы работы заметно прибавилось. А румяный и улыбчивый Морозов, оглаживая свою окладистую серебристую бороду тихо сам себе выговаривал:

— Чтой-то погорячился я вчера, однако. Ну да ничего, зато у детей горки будут, да городки снежные для забав весёлых…

Сказка ложь, да в ней… Думаете, намёк? Нет! В ней надежда на добро, которое обязательно должно быть сильнее зла. И сказочного, и реального!

Источник: newsland.com

Смотрите также

«Выборы в ряде округов проводят откровенные жулики»

Кандидаты в муниципальные депутаты из Петербурга написали обращение главе Центризбиркома Элле Памфиловой. В письме они …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *