Воскресенье , Август 25 2019
Главная / Государство / Путин хорош для россиян до тех пор, пока есть «плохой» Медведев

Путин хорош для россиян до тех пор, пока есть «плохой» Медведев

Путин хорош для россиян до тех пор, пока есть «плохой» Медведев

Премьер заслонит президента от бумеранга грабительских реформ

Большинство россиян (68%) одобрительно относятся к деятельности президента Владимира Путина. Об этом говорит исследование «Левада-центра». При этом 31% опрошенных придерживается противоположной точки зрения.

Отмечается, что в прошлом месяце показатель доверия к работе президента был на том же уровне, демонстрируя даже незначительный рост: в апреле и мае этот показатель составлял 66%, а в начале года — 64%.

В то же время, россияне по-прежнему намного ниже оценивают деятельность премьер-министра Дмитрия Медведева, ее одобряют 34% респондентов, недовольны же ею 64%. В то же время работу самого правительства одобряют 43%, а 55% относятся к ней негативно. Деятельность Госдумы 37 процентов участников опроса оценивают положительно, 60% — не одобряют.

Кроме того, 50% россиян убеждены, что страна движется в правильном направлении, в то время, как 41% считают, что страна движется по неверному пути.

Напомним, весной был зафиксирован антирекорд одобрения деятельности президента за последние годы, однако после критических замечаний Кремля проводивший исследование ВЦИОМ скорректировал цифры. Тем не менее, нельзя не отметить, что рейтинг президента, несмотря ни на что, по-прежнему достаточно высок, в отличие от рейтинга премьера, которого многие эксперты считают эдаким «громоотводом». Деятельность правительства давно является объектом критики, что дает основание считать, что президент продолжает держать непопулярного главу кабмина исключительно для того, чтобы выигрышней выглядеть на фоне его непопулярности.

Но может ли так продолжаться долго? К тому же, не может не настораживать падение популярности Госдумы, которую, в отличие от правительства, россияне все же выбирают сами. Отразится ли это на итогах грядущих электоральных циклов?

— Очевидно, за эти месяцы в России не произошло таких событий, которые бы в глазах общества воспринимались как критически важные и, одновременно, связанные непосредственно с работой президента Владимира Путина, — считает исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— В этом смысле нулевая динамика рейтинга первого лица государства не вызывает удивления.

 

«СП»: — Рейтинг Медведева традиционно низок. Почему? Или так и надо — правительство это громоотвод?

— Простые смертные в России, как, собственно, и в других странах, не имеют возможности хоть с какой-то долей определённости сказать, за что конкретно в стране ответственен президент, глава правительства, тот или иной министр или кто-либо ещё. Тем более затруднительно для людей определить, кому приписать вину за ухудшение экономического благосостояния или, наоборот, за финансовую стабилизацию. В этой связи граждане, что называется, голосуют сердцем, традиционно отделяя первое лицо государства от «бояр», которые, в свою очередь, несут на себе ношу отрицательных рейтингов. В рамках построенной в стране вертикали власти такое «расщепление» — одна из гарантий устойчивости пирамидальной конструкции.

«СП»: — Действительно ли президент держится за премьера только потому, что лучше выглядит на его фоне? Или есть иные причины?

— Путин, очевидно, считает премьера Дмитрия Медведева профессионалом и доверяет ему, особенно после того, как тот, пробыв один срок первым лицом государства, снова выдвинул Путина на должность президента. Вместе с тем, разумеется, наличие популярного премьер-министра серьёзно затруднило бы функционирование вертикали власти, внося в неё аспект политической борьбы, пусть и в византийском, а не западноевропейском смысле.

«СП»: — Деятельно Госдумы не одобряют 60% опрошенных. Как ее тогда выбрали? Ведь ГД мы выбираем, в отличие от премьера и правительства…

— Как и в случае с президентом и премьер-министром, функционал и ответственность Госдумы — это тёмный лес для среднестатистического гражданина. Как там, так и здесь, одобрение или неодобрение деятельности этого чиновника, законодательного или исполнительного органа — это в значительной степени произвольное явление.

Вместе с тем необходимо отметить, что композиция российского парламента, где фракция «Единой России» имеет непропорционально большую численность и «контрольный пакет» при принятии всех принципиальных решений, не отражает в должной мере политических предпочтений граждан. Примером этому служат предстоящие выборы в Мосгордуму, где все «единороссы», понимая непопулярность этого бренда, идут в качестве беспартийных самовыдвиженцев. Как говорится, sapienti sat, умному достаточно.

«СП»: — Скажут ли эти цифры что-либо власти, будут ли сделаны выводы? И как, по-вашему, они будут меняться по мере приближения новых электоральных циклов?

— Есть мнение, что резкое падение рейтинга власти в первую очередь приведёт к внезапной смене в руководстве главных социологических служб, а уже затем — к какой-либо трансформации собственно власти. Некоторое время назад, особенно на волне крымского референдума и других событий 2014 года, казалось, что вот-вот случится «революция сверху», которая эффективно купирует протестную активность предшествовавших лет. Однако тогда никакой «революции сверху» не произошло, а оппозиция была купирована собственно случившимся в значительной степени спонтанно крымским консенсусом. На сегодняшний день, однако, сила консенсуса иссякла.

По мнению политического обозревателя газеты «2000» Дмитрия Галкина, результаты опроса «Левады» говорят только о том, что число людей, готовых активно выступать против существующей власти, не изменилось.

— До тех пор, пока в России существует политическая система, не предполагающая существование оппозиции, способной всерьез конкурировать с властью, рейтинг главы государства будет говорить не об уровне его поддержки, а о доле тех, кто готов открыто демонстрировать свою нелояльность.

«СП»: — Рейтинг Медведева при этом пугающе низок. Как вообще может существовать правительство с таким уровнем доверия населения?

— Медведев, в отличие от Путина, не воспринимается как носитель верховной власти. Кроме того, на телеканалах периодически появляются люди, требующие его замены и предлагающие других кандидатов на пост премьер-министра. Поэтому, говоря о своем отношении к Медведеву, российские граждане значительно меньше находятся под влиянием самоцензуры, чем в случае с Путиным. Поэтому низкий уровень поддержки Медведева нужно рассматривать как свидетельство того, что граждане России не испытывают доверия ко всей политический системе, за пределы которой при помощи медийных манипуляций искусственно выводится Путин (правда, с течением времени это удается все хуже). Любой другой политик на месте Медведева имел бы столь же низкий уровень поддержки и повысить его он мог бы только в одном случае: выступив в качестве претендента на верховную власть, способного открыто возражать Путину. Судя по всему, Дмитрий Медведев даже не рассматривает подобную возможность.

«СП»: — При этом деятельность правительства одобряет больше людей, чем деятельность его главы. Как это? Почему?

— Правительство как властный институт ассоциируется не только с Дмитрием Медведевым, но и с Владимиром Путиным, как с верховным правителем. А он, повторю, находится за пределами критики для всех, кроме тех, кто готов открыто проявлять свое недовольство. Правда, как мне кажется, Путину все-таки удалось дистанцироваться от деятельности правительства, поэтому его критика его деятельности многими не рассматривается как проявление нелояльности. Однако, оценивая деятельность правительства, некоторые граждане все-таки сталкиваются с определенными внутренними самоограничениями, которые практически полностью при оценке Медведева (понятно, что оценивается, скорее, не его реальная деятельность, а его образ в массовом сознании).

«СП»: — Для чего, по-вашему, президент держится за столь непопулярного премьера? Чтоб выигрышнее смотреться на его фоне?

— Нынешняя политическая система России, как я уже говорил, предполагает, что у главы государства, который выступает в роли национального лидера, в принципе не может быть реальных соперников и конкурентов. Дмитрий Медведев не только не использует свой пост для соперничества с Владимиром Путиным (он ни разу с 2014 г. не давал ни малейшего повода для подобного восприятия), но и не рассматривается массовым сознанием как политик, способный конкурировать с президентом. Кроме того, Дмитрий Медведев берет на себя ответственность за решения, вызывающие раздражение общества, и продолжает возглавлять «партию власти», несмотря на то, что она стремительно теряет популярность. Поэтому в условиях существующей политической системы он является практически идеальным премьер-министром.

«СП»: — При этом, 50% россиян уверены, что страна движется в правильном направлении, а 41% — в том, что страна движется по неверному пути. Опять же, курс у нас определяет президент. И недовольных этим курсом не сильно меньше, чем довольных. Угрожают ли эти цифры власти?

— В целом состояние массового сознания, на мой взгляд, не представляет для власти серьезной опасности. Тех, кто готов открыто выступать против нее, относительно немного, а политических инструментов, позволяющих оказывать хотя бы косвенное воздействие на формирование государственного курса, в распоряжении общества больше нет. Однако общество не доверяет власти, а потому не станет поддерживать ее в случае кризиса. Это несколько напоминает ситуацию, сложившуюся зимой 2013 года, в результате массовых протестов против режима Януковича. Примерно две трети украинского общества не испытывали желания помогать протестующим. Но они также не были заинтересованы в сохранении власти, которая, в конце концов, и потерпела поражение.

Что касается кризиса существующей российской политической системы, то, он, на мой взгляд, можно быть вызван тремя факторами. Неэффективностью системы государственного управления, которая не может предотвращать ошибки и вовремя их исправлять. Отсутствием механизмов, обеспечивающих обратную связь между властью и обществом, что заставляет власть крайне болезненно реагировать на любые, в том числе и полностью безопасные для нее проявления массового недовольства: ростом внутриэлитных противоречий по важнейшим вопросам внутренней и внешней политики, в результате которого одна из группировок элиты может попытаться предложить альтернативу действующей власти (например, с целью шантажа более удачливых конкурентов). А это в свою очередь приведет к быстрому распаду нынешней политической системы.

«СП»: — Такие непопулярные вещи, как пенсионная реформа не способны окончательно подорвать авторитет власти и настроить против нее подавляющее большинство? Или россияне готовы терпеть бесконечно?

— Граждане России вообще пока не продемонстрировали свою готовность терпеть. Как только они поняли, что власть не сможет обеспечить дальнейший рост доходов, а потребительский статус, которого они добились, находится под угрозой, они тут же перестали доверять существующей политической системе. Проблема в том, что в стране отсутствуют выступающие против власти политические силы, которые вызывали бы доверие у значительного числа граждан, и оппозиционные медиа, к которым бы прислушивались десятки миллионов людей. А без этого массовые протесты принципиально невозможны, несмотря на высокий уровень общественного недовольства.

Источник: newsland.com

Смотрите также

Анатомия слухов: первый испуг прошел

«Кремлевские башни» явно в разладе друг с другом, но даже если «силовиков» потеснят с их …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *