Вторник , Октябрь 15 2019
Главная / Государство / Шило из мешка

Шило из мешка

Шило из мешка

У керченского стрелка Владислава Рослякова были сообщники, признал глава СКР Александр Бастрыкин.

Стрельба и взрывы в керченском политехническом колледже семь месяцев назад – это, оказывается, не акт отчаяния свихнувшегося одиночки, как, собственно, и сообщала по горячим следам «Наша Версия». Теперь нашу версию подтвердил глава СКР Бастрыкин в интервью изданию «Петербургский юрист». «Когда я посмотрел видео, понял, что это чёткое, продуманное действие. Ему кто-то явно помогал». Как говорится, что и требовалось признать. Пусть даже семь месяцев спустя.

То, что Росляков действовал не в одиночку, с самого начала было понятно. Непонятно только, зачем это решили скрывать. Точно так же скрывали данные о числе погибших, называя то одну цифру, то другую, хотя завхозы крымского правительства уже сбивались с ног, разыскивая в местных похоронных бюро 24 одинаковых гроба (жертв, по всей видимости, собирались хоронить одновременно и в одном месте). То есть горькую правду знали, но решили отрезать кошке хвост не сразу, а по кускам, сообщая всё новые и новые данные. Чтобы не шокировать общество? Или зачем?

Нападавших могло быть 10

От пуль и осколков взрывчатки 17 октября 2018 года погибли 20 человек, ещё 67 получили ранения. Кстати, помните, что заявил по горячим следам глава Крыма Сергей Аксёнов? «Действовать в одиночку этот негодяй в принципе не мог». Не мог, это правда, ведь стрельбу, как установило предварительное расследование, вели одновременно с нескольких точек.

А теперь процитируем самих себя: «Стрельба длилась не более 3–4 минут. И за это время Росляков в одиночку смог наповал уложить около 20 человек, а ещё полсотни ранить! Пожалуй, даже Рэмбо не смог бы добиться такой кучности, имея при себе порядка 150 патронов. Практически каждый второй патрон – в цель!» Но силовики, проводившие следствие, установили: «Произведя порядка 20 выстрелов, злоумышленник покончил с собой». 20 выстрелов за 4 минуты – похоже на правду. Рослякову приходилось постоянно перезаряжаться, и стрелять быстрее он едва ли смог бы, да ещё то и дело распахивая двери кабинетов и ловя в прицел разбегающихся однокашников. Но 20 выстрелами невозможно убить 20 человек, поразив при этом ещё с полсотни, даже если стреляешь картечью. Таким образом, Росляков попросту не мог стрелять в одиночку. Украинская «прокуратура Крыма» тоже проводила собственное расследование, и по его итогам замминистра по делам оккупированных территорий Георгий Тука сделал вывод: в нападении на керченский колледж участвовала группа от четырёх до десяти человек. Десять, наверное, всё-таки вряд ли, но вот про четырёх человек сходится. В день трагедии ФСБ «отрабатывала» именно четыре адреса, не считая двух адресов Рослякова. Вот и очевидцы показали: стрельба велась, предположительно, с четырёх точек одновременно. Выстрелы раздавались попеременно, то с одной стороны, то с другой, как во время кинобоевика в «домашнем кинотеатре». «Заодно украинские следователи установили, – сообщало наше издание, – что из окон колледжа велась беспорядочная стрельба по толпе студентов снаружи. И тоже очередями. Кстати, появились фотографии внутренних коридоров здания колледжа – разрушения там такие, какие один человек нипочём не смог бы устроить». «Их было не один человек, их было несколько, стреляли с нескольких сторон, – рассказала свидетельница трагедии в телевизионном интервью Euronews. – Вот так вот (свидетельница показала руками, что огонь вели и слева и справа) выстреливали».

Крымско-татарский след решили не замечать?

Вспоминая о керченской трагедии, невозможно не упомянуть ещё об одном обстоятельстве, которое представляется важным. Как известно, первыми на место теракта прибыли оперативники ФСБ. Казалось бы, кому расследовать это дело, тем паче что теракты как раз в компетенции чекистов? Тем не менее к расследованию подключают СКР. Поинтересуйтесь у любого специалиста и вам подтвердят: переброс расследования от СКР ФСБ – обычная история, а вот наоборот не бывает практически никогда. Так почему же ФСБ оттеснили от следствия, кликнув Следственный комитет? Поговаривают, что за день до теракта глава крымского УФСБ Виктор Палагин вроде как должен был отъехать к новому месту работы в Курскую область, замену ему назначить не успели, и потому власти решили подстраховаться. Или же сделать всё, чтобы Палагин, до назначения в Крым «съевший собаку» в борьбе с исламистским подпольем в Башкирии, не заговорил. Скажем, не выволок на свет связи Рослякова и крымско-татарских религиозных экстремистов, которые могли не только снабдить его оружием, патронами и «мотивацией», но и оказать ему всяческую помощь. Хоть двери в колледж открыть, хоть в коридорах пострелять. Но нынче в Крыму исламистский экстремизм – запретная тема. Его как бы и нет вовсе. Считается, что не заметить явление как бы то же самое, что его побороть. «Признать керченскую бойню терактом власть не могла по определению, – разъяснял военный эксперт Владислав Шурыгин. – А как же имидж Крыма, а как же «территория стабильности и безопасности?!»

По теме

Генерал-майор юстиции Казбек Булатов написал рапорт об отстранении от должности на имя главы СКР Александра Бастрыкина. Ранее он был опрошен в связи со связывающими его с сенатором Рауфом Арашуковым дружескими отношениями.

«Конторские» до сих пор продолжают изымать целые партии стрелкового оружия, причём, что характерно, в местах компактного проживания крымских татар, – сообщала по горячим следам «Наша Версия». – Ещё не стёрся из памяти инцидент с расстрелом в симферопольской больнице. Стрелявшего, к слову, нашли, хотя и не сразу. Но – мёртвым. Поневоле задумаешься, сообщать о теракте или понизить градус общественного напряжения, выдав происшествие за действия маньяка-одиночки». Допустим, Росляков был неплохим стрелком. Но подрывником он совершенно определённо не являлся. Как же ему удалось – в одиночку! – соорудить несколько взрывных устройств и привести их в действие, одновременно расстреливая учащихся? О взрывчатке следствие как бы забыло, хотя, как нам стало известно, ФСБ проводила обыски у крымско-татарских «активистов», ранее, ещё при Украине, подозревавшихся в изготовлении взрывчатых веществ.

Скрывать правду больше нет смысла

Столько времени прошло, но никто так и не ответил на ключевой вопрос: когда началась стрельба? По одним данным, в 11.40, по другим – в начале первого. Между тем точное время начала стрельбы имеет принципиальное значение. Когда раздались выстрелы – когда заканчивался урок или когда уже началась перемена? Как вы думаете, когда удобнее брать заложников – на переменке или во время урока? Конечно, во время урока, это же ясно! По версии следствия, озвученной до того, как дело передали СКР, целью мог быть захват заложников, как в бесланской школе. Но то ли нападавшие на колледж не рассчитали время, то ли звонок на перемену дали чуть раньше – учащиеся стали разбегаться из кабинетов. Заложников уже не захватишь, пришлось устроить стрельбу.

Нет ясности и с тем, как ушёл из жизни Росляков – сам или ему «помогли»? В библиотеке колледжа, где нашли его тело, имелись некие «следы нескольких выстрелов», как сообщила украинская «прокуратура Крыма». Эти «следы» остались «на полках, возле которых лежал «самоубийца», а также в стене. На них, помнится, обратили внимание и сотрудники ФСБ: мол, отверстия от ПМ, но у стрелка не было при себе пистолета, только турецкий «дробовик». Значит, не застрелился, а застрелили? Но кто? Силовики уверяют: не мы. «Радио Свобода» приводит оценку военного эксперта Юрия Колесникова: «Очень странное направление выстрела как для самоубийцы. А вот для человека, который подошёл сбоку, вставил жертве ствол в рот и нажал на курок, оно как раз будет комфортным. Это не самоубийство». Сотрудники СК смотрели видео по горячим следам и сообщили об этом интернет-изданию Life. «В учебное заведение Росляков прошёл через запасной вход, который расположен сбоку от центрального входа. В коридоре первого этажа Рослякова встречает неизвестный молодой человек, который провожает его к столовой». Возможно, констатировало издание, человек, открывший Рослякову запасной вход, «был в курсе его планов и помогал ему. Например, найти взрывчатку, изготовить бомбы, незаметно оставить их в столовой колледжа». Одиночка, таким образом, всё-таки был не совсем одинок?

Припомним, о чём докладывала по телефону, рыдая, министру образования Крыма директор колледжа Ольга Гребенникова (это показали по ТВ): «Трупов полно, трупов детей. Это настоящий теракт. Ровно через 5 минут после моего отъезда взорвали холл, бегали потом и бросали какие-то взрывные пакеты, потом с автоматами бегали, открывали кабинеты и убивали всех, кого могли найти». И ещё одно свидетельство очевидца-первокурсника, показанное лишь единожды: «Сначала произошёл взрыв в столовой, а сразу после него из туалетов начали выбегать люди с автоматами. На лицах у них были маски. Понять, какой они национальности, было невозможно. Их было очень много. Они кидали взрывпакеты, стреляли по ученикам и преподавателям». «Свободная пресса» отмечает, – никогда не высказывается собственное мнение просто так. Значит, в ходе вроде бы законченного следствия что-то изменилось. Настолько резко, внезапно и по-крупному, что скрывать истинный расклад уже не представляется возможным».

Источник: newsland.com

Смотрите также

Зачем ливийский террорист хочет приехать на международный саммит в Сочи?

23 октября на саммит «Россия-Африка», который состоится в Сочи, приедет Шабан Хадиа, который занимает пост …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *