Среда , Июль 17 2019
Главная / Государство / Сурков лижет вождя: демократии не существует, Россия будет расширяться, Путин вечен.

Сурков лижет вождя: демократии не существует, Россия будет расширяться, Путин вечен.

«Это только кажется, что выбор у нас есть». Поразительные по глубине и дерзости слова стали первой аксиомой новой российской государственности…

Иллюзия выбора является важнейшей из иллюзий, коронным трюком западной демократии. Отказ от этой иллюзии в пользу реализма предопределенности привел наше общество вначале к размышлениям о своем, особом, суверенном варианте демократического развития, а затем и к полной утрате интереса к дискуссиям на тему, какой должна быть демократия и должна ли она в принципе быть.

Открылись пути свободного государственного строительства, направляемого не импортированными химерами, а логикой исторических процессов. Распад России был, пусть и запоздало, но твердо остановлен. Обрушившись с уровня СССР до уровня РФ, Россия рушиться прекратила, начала восстанавливаться и вернулась к своему естественному и единственно возможному состоянию великой, увеличивающейся и собирающей земли общности народов….

Русской истории известны четыре основные модели государства: государство Ивана Третьего (Великое княжество/Царство Московское и всей Руси, XV–XVII века); государство Петра Великого (Российская империя, XVIII–XIX века); государство Ленина (Советский Союз, ХХ век); государство Путина (Российская Федерация, XXI век). Созданные людьми, выражаясь по-гумилевски, «длинной воли», эти большие политические машины, сменяя друг друга, век за веком обеспечивали русскому миру упорное движение вверх.

Необходимо осознание, осмысление и описание путинской системы властвования и вообще всего комплекса идей и измерений путинизма как идеологии будущего…

Когда все еще были без ума от глобализации и шумели о плоском мире без границ, Москва внятно напомнила о том, что суверенитет и национальные интересы имеют значение. Английский брекзит, американский «#грейтэгейн», антииммиграционное огораживание Европы – лишь первые пункты пространного списка повсеместных проявлений деглобализации, ресуверенизации и национализма. Когда на каждом углу восхваляли интернет как неприкосновенное пространство ничем не ограниченной свободы, где всем якобы можно все, именно из России прозвучал отрезвляющий вопрос к одураченному человечеству: «А кто мы в мировой паутине – пауки или мухи?».

Когда многим померещился конец истории с финальной ремаркой «народы безмолвствуют», в наступившей было тишине вдруг резко прозвучала Мюнхенская речь…

«Глубокое», или «глубинное государство». Термин означает скрытую за внешними, выставленными напоказ демократическими институтами жесткую, абсолютно недемократическую сетевую организацию реальной власти силовых структур.

Из глубин и темнот этой непубличной власти всплывают изготовленные там для широких масс светлые миражи демократии…

В добрые намерения публичных политиков никто не верит, им завидуют и потому считают людьми порочными… Так возникает благодетельная система сдержек и противовесов – динамическое равновесие низости, баланс жадности, гармония плутовства.

Западный житель начинает крутить головой в поисках иных образцов и способов существования. И видит Россию.

Наша система смотрится, конечно, не изящнее, зато честнее.

Государство у нас не делится на глубинное и внешнее, оно строится целиком, всеми своими частями и проявлениями наружу. Самые брутальные конструкции его силового каркаса идут прямо по фасаду, не прикрытые какими-либо архитектурными излишествами. Бюрократия, даже когда хитрит, делает это не слишком тщательно, как бы исходя из того, что «все равно все всё понимают».

Высокое внутреннее напряжение, связанное с удержанием огромных неоднородных пространств, и постоянное пребывание в гуще геополитической борьбы делают военно-полицейские функции государства важнейшими и решающими. Их не прячут, а наоборот, демонстрируют, поскольку Россией никогда не правили купцы (исключения – несколько месяцев в 1917 году и несколько лет в 1990-х), и сопутствующие купцам либералы, учение которых строится на отрицании всего «полицейского». Некому было драпировать правду иллюзиями, стыдливо пряча имманентное свойство любого государства – быть орудием защиты и нападения.

Глубинного государства в России нет, оно все на виду, зато есть глубинный народ…

Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина.

В новой системе все институты подчинены основной задаче – доверительному общению и взаимодействию верховного правителя с гражданами…

Перенятые у Запада многоуровневые политические учреждения у нас считаются ритуальными, заведенными для того, чтобы было, «как у всех», чтобы отличия нашей политической культуры не так сильно бросались соседям в глаза, не раздражали и не пугали их. Они как выходная одежда, в которой идут к чужим, а у себя мы по-домашнему, каждый про себя знает, в чем.

По существу же общество доверяет только первому лицу…

Современная модель русского государства начинается с доверия и на доверии держится. В этом ее коренное отличие от модели западной, культивирующей недоверие и критику. И в этом ее сила.

У нашего нового государства в новом веке будет долгая и славная история. Оно не сломается. Будет поступать по-своему, получать и удерживать призовые места в высшей лиге геополитической борьбы. С этим рано или поздно придется смириться всем тем, кто требует, чтобы Россия «изменила поведение». Ведь это только кажется, что выбор у них есть.

Источник: newsland.com

Смотрите также

В сталинской РПЦ изначально не было Бога. Нет там его и сейчас

Как уже не раз писали, патриарх Кирилл очень «оригинально» оправдал нападение гитлеровской Германии на СССР. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *