Суббота , Июль 20 2019
Главная / Государство / Возродится ли каракуль?

Возродится ли каракуль?

Возродится ли каракуль?

Производство каракуля в Казахстане, в том числе и в Туркестанской области, находится в упадке. А ведь во время войны, например, каракуль служил золотым эквивалентом: за один американский танк, к примеру, можно было расплатиться сотней каракульских шкурок. Спасти генофонд каракульских овец, точнее, того, что от него осталось, пытаются ученые-энтузиасты Юго-Западного НИИ животноводства и растениеводства.

Лауреат Государственной премии РК Абдирахман Омбаев, много лет проработавший руководителем НИИ каракулеводства, а затем — Юго-Западного НИИ животноводства (сейчас заведует кафедрой животноводства в Казахском Национальном аграрном университете – корр. ИА «КазахЗерно.kz»), четко обозначил главные причины свертывания отрасли: «Народ хотел мяса, и овцеводческие хозяйства тут же переориентировались на мясо-сальные породы скота. Правда, арабские страны продолжают закупать у нас чаракульских овец, но не из-за шкурок, а потому что мясо таких пород нежирное. Вторая причина сокращения поголовья кроется в отсутствии перерабатывающих предприятий, способных поглотить весь объем каракульских шкурок. Ведь перед каракулеводом неизбежно встает вопрос: что делать со шкурками?

Сдавать некуда, тогда зачем ему эта головная боль? Лучше заняться мясо-сальными породами овец. О каракульче вообще молчу».

Кто не знает, каракульча получается из не рожденных ягнят от возрастной, скажем так, овцематки после 130-го дня беременности. К счастью, в свое время НИИ каракулеводства разработал метод, исключающий варварский способ получения каракульчи. Но именно каракульча — наиболее ценный товар на мировых пушных аукционах. Каракуль — это то, что выделывается из шкуры трехдневного ягненка.

Сейчас в области осталось 38 тысяч каракульских овец. Поголовье сокращалось из года в год. Так, от нескольких миллионов остались тысячи.

Чтобы было понятнее, что мы имели и что потеряли, придется обратиться к прошлому. В свое время в Шымкенте был единственный на весь Советский Союз научно-исследовательский институт каракулеводства, в обязанность которого входило, помимо прочего, создание новых пород овец. Каракульская отрасль в Казахстане, вполне сформировавшаяся, берет начало в 1928 году, когда с помощью селекции были выведены казахстанские породы овец. За все годы было выведено 17 расцветок сура — это самое ценное, что есть в каракулеводстве. Сур имеет основание более темное, кончики завитков — светлые, при этом, чем больше контрастность такого перехода, тем наряднее и ценнее сур.

Известный ученый, лауреат двух Госпремий — СССР и РК — Хисемидулла Укбаев, также в те годы работавший в Шымкентском НИИ, даже вывел овцу с бирюзовым каракулем. Южный Казахстан со своим каракулем выходил на международные пушные аукционы. Товар успешно раскупался, дамы шили шикарные манто, шубы, полковники — шапки…

Каракулевый завод, который был в Шымкенте, обрабатывал до двух миллионов шкурок. Сейчас сур — редкость. Поэтому даже если кто-то надумает открыть перерабатывающее предприятие, он просто, скорее всего, не наберет пока необходимый объем сырья, чтобы не остаться внакладе. При том поголовье, которое есть в настоящее время, сделав простые арифметические расчеты, получим цифру в несколько раз меньше, чем когда-то перерабатывали. Можно было бы, конечно, создавать и небольшие предприятия, говорят ученые, но тут должен быть интерес государства. Например, субсидирование каждой каракульской шкурки. Пока же хозяйства стабильной прибыли от них не имеют. Кто-то находит покупателей и отдает за копейки, а кто-то вообще бросает как ненужный материал. Поэтому большинство каракулеводческих хозяйств в Сузакском и Отрарском районах Туркестанской области, имеющих значительное поголовье каракульских овец, просто реализуют их на мясо.

Ученые стоят перед задачей сохранить чистоту каракульских овец, размножить их. Если мы этого не сделаем, то окончательно потеряем генофонд. Еще одни яркие признаки процесса потери — это завоз баранов-производителей из Калмыкии, где ученые нашего НИИ каракулеводства принимали самое непосредственное участие в создании отрасли, работая в этой республике много лет. Теперь же мы закупаем у них то, что было выращено не без участия наших специалистов.

Уже несколько лет институт работает с производственным кооперативом «Жомарт» в Отрарском районе — хозяйством, созданным на базе бывшего госплемзавода «Шаульдерский». Племенное поголовье в нем — свыше трех тысяч каракульских овец. Руководит ПК Абдиманап Толеп, который заинтересованно отнесся к предложению ученых реализовать одобренный Правительством трехлетний проект улучшения смушкового качества овец черной окраски жакетно-смушкового типа. Фермер правильно понял, что в той природно-климатической зоне, где находится хозяйство, лучше всего заниматься каракулеводством.

Хороший каракуль можно получить только при содержании овец в пустынных и полупустынных зонах, говорят ученые. Овца должна «выгулять» себя, проходя в день по 20-30 километров, выискивая необходимый травостой и водопой. И тогда можно получить красивый завиток. В качестве примера приводят случай из их практики, когда в какой-то год немцы, восхищенные нашими каракульскими овцами, закупили их «на пробу», чтобы выращивать на своих тучных пастбищах. Но результат оказался плачевным. Слишком роскошные условия оказались пагубными для каракуля. Кольца на овечьей шерсти растянулись и повисли неопрятными лохмами. Получается, что каракулеводство — это самая экономичная отрасль, на которую фермеры должны все-таки обратить свой взор. Даже при существующих проблемах.

Уже давно идет речь о том, чтобы на юге проводить пушные аукционы, ведь каракульские овцы есть и в Жамбылской, и в Кызылординской областях. Аукционы могли бы стимулировать переработку. Но для этого, по мнению сотрудников НИИ, государство должно взять на себя создание центров по закупу смушек. Каракуль — по-прежнему валютный товар. Очень выгодный. Чтобы пошить манто, надо 40 шкурок. И такое дорогое изделие покупают! Но обидно, что Пакистан и Афганистан, которые не были нам сильными конкурентами на мировых аукционах, забрали у Казахстана преимущество. Это легко было сделать — ведь мы капитулировали в этом соперничестве.

Ученые привыкли верить в лучшее. Поэтому очень рассчитывают, что придет время и каракулеводческая отрасль в Казахстане вновь займет лидирующие позиции. И в качестве доказательства, что еще не все потеряно, приводят ситуацию с тонкорунной шерстью, которая некогда тоже оказалась не востребованной на рынке. Но ученые все равно продолжали работать над сохранением генофонда тонкорунных овец. И пришло время, когда спрос стал превышать предложение. Даже японцы обратились в НИИ, где они работали, чтобы решить некоторые вопросы с продукцией тонкорунных овец. Поэтому сотрудники Юго-Западного НИИ животноводства и растениеводства и сейчас не опускают руки, в надежде на то, что наш каракуль еще вернет себе и спрос, и цену. 

Источник: newsland.com

Смотрите также

Власти РФ хотят меньше кормить народ, а больше доить

Может показаться, что основная цель правительства РФ — это вредительство, а единственный сдерживающий фактор – …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *